Шиллер Иоганн Кристоф Фридрих
Смерть Валленштейна

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
 Ваша оценка:




                                   Шиллер



                            Смерть Валленштейна

                           Трагедия в 5 действиях



----------------------------------------------------------------------------

     Перевод Каролины Павловой

     Ф. Шиллер. Избранные стихотворения

     OCR Бычков М. Н. mailto:bmn@lib.ru

----------------------------------------------------------------------------



                              ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА



     Валленштейн.

     Октавио Пикколомини.

     Макс Пикколомини.

     Терцки.

     Илло.

     Изолани.

     Бутлер.

     Ротмистр Нейман.

     Адъютант.

     Полковник Врангель, посланный шведами.

     Гордон, комендант Эгера.

     Майор Геральдин.

     Деверу, Макдональд, капитаны армии Валленштейна

     Шведский капитан.

     Депутация кирасир.

     Бургомистр Эгера.

     Сени.

     Герцогиня Фридландская.

     Графиня Терцки.

     Текла.

     Девица Нейбрунн, фрейлина принцессы.

     Фон Розенберг, шталмейстер принцессы.

     Драгун.

     Слуги. Пажи. Народ.



   Место действия: в первых трех актах Пильзен, в двух остальных - Эгер.



                              ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ



Комната, оборудованная для занятий астрологией; в ней сферы, карты, квадранты и

другие астрономические приборы. В ротонде, занавес которой отдернут, видно семь

странно освещенных изображений планет, каждое из которых в отдельной нише. Сени

наблюдает звезды. Валленштейн стоит перед большой черной доской, на которой

                          начертан аспект планет.



                               ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ



                             Валленштейн. Сени.



                                Валленштейн



                      Довольно, Сени! Наступает день.

                      Сходи. Рассвета часом правит Марс,

                      И не годится продолжать. Пойдем!

                      Достаточно того, что мы узнали.



                                    Сени



                      Лишь на Венеру посмотреть дозволь

                      Высочество! Вот поднялась она

                      И, словно солнце, блещет на востоке.



                                Валленштейн

                      Да, близится теперь она к земле

                      И к ней стремит своих лучей влиянье.

                      (Рассматривая фигуру на доске.)

                      Аспект счастливый! Наконец сошлись

                      Астральные три силы роковые,

                      И оба благотворные светила,

                      Юпитер и Венера, с двух сторон

                      Стеснили пагубного Марса, сделав

                      Моим слугой виновника всех бед.

                      Он, долго будучи враждебен мне,

                      Порою косвенно, порой отвесно

                      К моим планетам злобно устремлял

                      Свой красный луч, их действию благому

                      Препятствуя. Над недругом старинным

                      Они теперь победу одержали

                      И пленником ко мне ведут по небу.



                                    Сени



                      Великим двум светилам не грозит

                      Никто злокозненный. Сатурн бессилен

                      И безопасен in cadente domo.



                                Валленштейн



                      Владычество Сатурна миновало,

                      Правителя таинственных зачатий,

                      И в глубине земли, и в недрах духа,

                      Властителя всего, что дня страшится.

                      Не время размышлять и колебаться;

                      Царит теперь Юпитер лучезарный,

                      Всесильно вовлекая в область света,

                      Что зрело в темноте. Теперь скорей

                      Я должен действовать, покуда счастье

                      Не пронеслось над головой моей, -

                      Ведь ежечасно измененье неба.



                               Стук в дверь.



                      Стучат. Узнай, кто там.



                                   Терцки

                                (за сценой)



                                            Откройте!



                                Валленштейн



                                                    Это Терцки.

                      Что там за спешность? Заняты мы здесь.



                                   Терцки

                                (за сценой)



                      Все брось немедленно, прошу тебя!

                      Нельзя откладывать.



                                Валленштейн

                                  (к Сени)



                                           Впусти его.



     Пока Сени отпирает дверь, Валленштейн задергивает занавес ротонды.



                               ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ



                         Валленштейн. Граф Терцки.



                                   Терцки

                                  (входит)



                      Тебе уже известно? Схвачен он

                      И Галласом уж выдан государю!



                                Валленштейн



                      Кто схвачен, выдан?



                                   Терцки



                                    Тот, кому известны

                      Все наши тайны, все переговоры

                      С саксонцами и шведами, кто нашим

                      Посредником всегда бывал...



                                Валленштейн

                                (вздрогнув)



                                                Сезина?

                      Не может быть! Прошу, скажи мне: нет!



                                   Терцки



                      Он на дороге к шведам в Регенсбург

                      Был Галласа шпионами задержан.

                      Они его давно подстерегали.

                      Мои все письма к Оксенштирну, к Турну,

                      К Арнгейму, к Кински вез он на себе;

                      У них в руках все это; им известно

                      Все, что произошло.



                               ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ



                            Те же. Илло входит.



                                    Илло

                                 (к Терцки)



                                          Он знает?



                                   Терцки



                                                  Знает.



                                    Илло

                               (Валленштейну)



                      Ужель еще мечтаешь помириться

                      Ты с императором? Ужели хочешь

                      Его доверье вновь приобрести?

                      Когда бы ты свой замысел и бросил,

                      Что ты задумал, - знают там. Ты должен

                      Вперед итти теперь. Назад нельзя!



                                   Терцки



                      Есть документы, явные улики

                      У них...



                                Валленштейн



                               Ни слова нет моей рукой,

                      Тебя я обвиню во лжи.



                                    Илло



                                             Ужели

                      Тебе в вину - ты веришь - не поставят,

                      Что твой свояк от твоего лица

                      Предпринимал? Должны ль его слова

                      Твоим словам равняться лишь у шведов,

                      А не у венских недругов твоих?



                                   Терцки



                      Ты ничего не написал. Но вспомни,

                      Как далеко с Сезиной в разговорах

                      Ты заходил. Он станет ли молчать?

                      Когда спастись твоей он может тайной,

                      Ее скрывать ужель он предпочтет?



                                    Илло



                      Ты сам того не ждешь. А если знают,

                      Как далеко в переговорах ты

                      Со шведами зашел, чего ж ты ждешь?

                      Не сохранить тебе начальство дольше;

                      Его ж лишась, погиб ты безвозвратно.



                                Валленштейн



                      Моя защита - войско; не покинет

                      Оно меня. Что б ни узнали в Вене, -

                      Проглотят молча; власть в моих руках,

                      Я ж им поруку за себя представлю,

                      Так поневоле стихнут.



                                    Илло



                                            Войско, да,

                      Оно твое, сейчас оно твое;

                      Но времени медлительного власти

                      Не доверяй. От явного насилья

                      Сегодня, завтра преданностью войска

                      Ты защищен, но дай им только срок,

                      И мнение хорошее, которым

                      Ты держишься, противники твои

                      Сумеют незаметно подкопать,

                      За другом друга у тебя украдут,

                      И в миг, когда землетрясенье грянет,

                      Все здание обрушится во прах.



                                Валленштейн



                      Несчастный случай!



                                    Илло



                                        Я его счастливым

                      Готов назвать, коль он тебя принудит

                      Скорее шаг решительный свершить.

                      Полковник шведский...



                                Валленштейн



                                     Прибыл? С чем, ты знаешь?



                                    Илло



                      Намерен он открыться лишь тебе.

                      Да, да: несчастный случай! Слишком много

                      Сезина знает - и молчать не будет.



                                   Терцки



                      Он беглый бунтовщик, повинный смерти;

                      Посовестится ль он свое спасенье

                      Твоей бедой купить? Коль будет пытке

                      Подвергнут, трус, останется ль он тверд?



                                Валленштейн

                        (погруженный в размышления)



                      Доверия не обрести мне вновь.

                      И как бы я ни поступал, останусь

                      Изменником я в их глазах. Как честно

                      Я б ни вернулся к долгу моему,

                      Мне этим не спастись.



                                    Илло



                                          Себя лишь этим

                      Погубишь ты. Бессилию припишут,

                      Не преданности действия твои.



                                Валленштейн

                  (ходит взад и вперед в сильном волнении)



                      Как? Потому что замыслом играл я,

                      Его теперь исполнить должен? Проклят

                      Будь тот, кто с чортом шутит!



                                    Илло



                                                   Если

                      Игрой ты это почитал, не в шутку

                      Ты за нее поплатишься, поверь.



                                Валленштейн



                      Коль надо действовать, тогда сейчас же,

                      Сейчас, пока я власть держу в руках.



                                    Илло



                      ...А в Вене не успели от удара

                      Очнуться и опередить тебя.



                                Валленштейн

                           (рассматривая подписи)



                      Согласье письменное генералов

                      Есть у меня. Зачем не подписался

                      Макс Пикколомини?



                                   Терцки



                                       Он... он сказал...



                                    Илло

                                (прерывает)



                      Высокомерье! Меж тобой и им

                      Не нужно, говорит он, договоров.



                                Валленштейн



                      Не нужно их; он прав вполне.

                      Во Фландрию итти не хочет войско;

                      Мне грамоту полки прислали, ропщут,

                      Противятся открыто повеленью.

                      К восстанью сделан первый шаг.



                                    Илло



                                                 Их легче,

                      Поверь, склонить на сторону врага,

                      Чем убедить сражаться за испанца.



                                Валленштейн



                      Все ж выслушать хочу, что мне сказать

                      Намерен швед.



                                    Илло

                                 (поспешно)



                                    Не позовете ль, Терцки,

                      Его сюда? Он тут.



                                Валленштейн



                                        Повремени!

                      Меня застало это все врасплох.

                      Я не привык, чтоб, слепо правя мной,

                      Меня с собой вел самовластно случай.



                                    Илло



                      Прими его. Подумать после можешь.



                                  Уходят.



                             ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ



                                Валленштейн

                        (разговаривая с самим собой)



                      Ужель в своих я действиях не волен?

                      Назад вернуться не могу? Поступок

                      Ужель свершить я должен, потому

                      Что думал я о нем, что от соблазна

                      Не отказался, что питал я сердце

                      Мечтою этой, что себе я средства

                      Сберег сомнительного исполненья

                      И лишь держал к нему открытым путь?

                      Свидетель бог! Намереньем моим

                      Определенным не было оно.

                      Меня прельщала только эта мысль;

                      Влекли меня свобода и возможность.

                      Далеким призраком державной власти

                      Преступно ль было тешиться? В груди

                      Не сохранял ли волю я свободной

                      И правый путь не видел ли вблизи,

                      Открытый мне всегда для возвращенья?

                      Куда же вдруг я завлечен? За мной

                      Дороги нет. Возвысилась громадой

                      Из действий собственных моих стена,

                      Мне преграждая путь назад!

                (Останавливается, погрузившись в раздумье.)

                      Виновным я кажусь, и оправдаться

                      Пытался б тщетно: обвиняет жизни

                      Двусмысленность меня. И подозренье

                      Злым толкованием будет отравлять

                      Безгрешных даже дел источник чистый.

                      Когда б я был изменником коварным,

                      Каким слыву теперь, я б сохранил

                      Вид добродетели, я скрыл бы душу,

                      И недовольства я б не проявлял.

                      В сознании безвинности сердечной

                      Я страсти волю дал, был смел в речах

                      Затем, что не был смелым я на деле,

                      И в том, что без расчета совершилось,

                      Теперь расчет увидят многолетний,

                      И то, что гнев, то, что отвага сердца

                      В уста мне вкладывали, это ныне

                      Искусно в ткань сплетут и превратят

                      В улику страшную, перед которой

                      Я должен смолкнуть. Так, в сетях своих же

                      Запутавшись, могу я, лишь насильем

                      Их разорвав, себя освободить.

                           (Снова остановившись.)

                      Одно, когда отважный дух влечет

                      Нас к смелому деянью, и другое,

                      Когда нужда велит свершить его.

                      Необходимости нам грозен вид,

                      И с трепетом мы опускаем руку

                      В таинственный сосуд земных судеб.

                      Мой помысел, хранимый в недрах сердца,

                      В моей был власти: выпущенный вон

                      Из своего родимого приюта,

                      Чужбине жизни отданный, подвластен

                      Он силам злым, - их никаким искусством

                      Не сделает друзьями человек.

                  (Прохаживается быстро по комнате и опять

                      останавливается в задумчивости.)

                      И что ж предпримешь ты? Признался ль честно

                      Ты в этом самому себе? Ты хочешь

                      Власть потрясти, царящую спокойно,

                      Упроченную обладаньем древним,

                      Могуществом привычки вековой,

                      В понятье детски-набожном народов

                      Глубоко вкоренившуюся власть.

                      Не будет это битва силы с силой:

                      Такой борьбы я не боюсь; кто б ни был

                      Противник мой, лишь мог бы я ему

                      Глядеть в глаза, лишь бы своей отвагой

                      Воспламенял отвагу он мою.

                      Пугает бой меня с врагом незримым,

                      Сокрытым в человеческой груди,

                      С врагом, мне страшным робостью своею.

                      Не то опасно, в чем избыток сил, -

                      Опасно только пошлое и вечно

                      Вчерашнее, что неизменно было

                      И возвращается всегда, что завтра

                      Годиться будет, ибо годно ныне!

                      Воспитан и взлелеян человек

                      Тем, что обычно, и зовет привычку

                      Кормилицей своей. Беда тому,

                      Кто давнего добра его коснется,

                      Наследства предков! Делают года

                      Все на земле законным и заветным.

                      Что поседело, то для нас священно;.

                      Чем ты владеешь, то твое по праву,

                      И это свято сохранит толпа.

                             (Вошедшему пажу.)

                      Полковник шведский? Пусть войдет.



            Паж уходит. Валленштейн задумчиво смотрит на дверь.



                                                Она

                      Чиста еще! Не перешла измена

                      Еще порога. О, сколь узкой гранью

                      Разделены две жизненных тропы!



                               ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ



                           Валленштейн. Врангель.



                                Валленштейн

                   (посмотрев на него испытующим взором)



                      Вы Врангель?



                                  Врангель



                                   Да, полковник Густав Врангель,

                      Зюдерманландского полка.



                                Валленштейн



                                                Немало

                      Один мне Врангель причинил вреда

                      Под Штральзундом: сопротивленьем храбрым

                      Он город отстоял.



                                  Врангель



                                        Стихии подвиг,

                      С которой вы боролись, не моя

                      Заслуга, герцог! Защищал упорно

                      Порывом бури Бельт свою свободу;

                      Нельзя, чтобы служили одному

                      Земля и море.



                                Валленштейн



                                    Шляпу адмирала

                      Вы у меня сорвали с головы.



                                  Врангель



                      Чтоб возложить корону на нее,

                      Я прибыл.



                                Валленштейн

                (знаком предлагает ему, сесть и садится сам)



                                 Есть письмо у вас? Явились

                      Вы с полномочиями?



                                  Врангель

                               (значительно)



                                          Разрешить

                      Две-три неясности придется...



                                Валленштейн

                             (прочитав письмо)



                                                   Дельно

                      Составлено письмо. Умен и сведущ

                      Начальник ваш, полковник. Канцлер пишет,

                      Что короля покойного он мысль

                      Исполнит, мне добыв венец богемский.



                                  Врангель



                      Он правду говорит. Король покойный

                      Высоко вашей светлости ценил

                      Военный гений и могучий ум;

                      И должен только тот быть властелином,

                      Он говорил, кто властвовать умеет.



                                Валленштейн



                      Он смел так говорить!

                         (Доверчиво взяв его руку.)

                      Полковник Врангель, был всегда я в сердце

                      Друг шведам1. Это вы под Нюренбергом

                      Узнали и в Силезии; вы были

                      Не раз в моих руках, и постоянно

                      Я вам давал возможность ускользнуть.

                      Вот то, чего мне не прощают в Вене

                      И что меня на этот шаг толкнуло.

                      А так как ваша выгода теперь

                      Сливается с моею, - пусть друг к другу

                      Доверье будет в нас.



                                  Врангель



                                          Оно придет,

                      Коль обеспечится залогом каждый.



                                Валленштейн



                      Я вижу, канцлер мне не доверяет;

                      В невыгодном ему кажусь я свете;

                      Он думает, что, коль с моим законным

                      Я господином поступаю так,

                      Я так же мог бы поступить с врагами,

                      И было бы простительней оно.

                      Вы не того же мненья?



                                  Врангель



                                            У меня

                      Есть только порученье, мненья ж - нет.



                                Валленштейн



                      До крайности последней доведен

                      Я императором; ему служить

                      Я честно не могу уже. Свершаю

                      Для своего спасенья тяжкий шаг,

                      Который сознаю неправым.



                                  Врангель



                                               Верю,

                      Так далеко зайдут ли добровольно!

                               (После паузы.)

                      Что вашу светлость побуждает ныне

                      Восстать на государя своего,

                      Не следует нам разбирать. Мы, шведы,

                      За дело правое ведем борьбу

                      Своею совестью и славной шпагой.

                      Удобный представляется нам случай. -

                      В войне всегда все выгодное кстати, -

                      Берем и мы, что подвернулось нам.

                      И коль все так...



                                Валленштейн



                                       Чему ж не доверяют?

                      Моей ли воле? Силам ли моим?

                      Я канцлеру дал слово, - если вверит

                      Он мне шестнадцать тысяч человек,

                      И восемнадцать тысяч к ним прибавить

                      Имперских войск...



                                  Врангель



                                     Как славный полководец

                      Известна ваша светлость, как второй

                      Пирр и Аттила. С изумленьем помнят,

                      Как, вопреки всем мненьям, вы когда-то

                      Из ничего призвали к жизни рать.

                      Но все же...



                                Валленштейн



                                    Все же?..



                                  Врангель



                                            Канцлер полагает,

                      Что легче тысяч шестьдесят бойцов,

                      Средств не имея, выставить внезапно,

                      Чем хоть шестидесятую их часть...

                                (Умолкает.)



                                Валленштейн



                      Ну? Без стеснения!



                                  Врангель



                                         Склонить к измене.



                                Валленштейн



                      Он это полагает? Судит он

                      Как швед и протестант. Вы, лютеране,

                      Сражаетесь за библию свою,

                      Вам ваше дело свято, вы идете

                      Вослед знаменам, сердцу повинуясь.

                      К противникам из вас кто перешел,

                      Тот совершил двойное вероломство.

                      Об этом всем и речи нет у нас...



                                  Врангель



                      Помилуй бог! Иль нет здесь у людей

                      Ни очага, ни церкви, ни отчизны?



                                Валленштейн



                      Я объясню вам это. У австрийца

                      Отчизна есть, и любит он ее,

                      И не напрасно любит. Но у войска,

                      Стоящего в Богемии, себя

                      Имперским именующего, - нет.

                      Бродяги это из чужих земель,

                      Отбросы наций; все их достоянье -

                      Одно лишь всем сияющее солнце.

                      И здесь в краю Богемском, за который

                      Воюем мы, привязанности нет

                      К властителю, лишь боевым успехом

                      Венчанному, не выбором народным.

                      Народ озлоблен тиранией веры,

                      Насильем он запуган, - не смирён.

                      Жива в нем жаждущая мести память

                      Об ужасах, в его стране свершенных.

                      Забыть возможно ль сыну, что отца

                      К латинской литургии гнали псами?

                      Когда с народом поступали так,

                      То, как и месть, страшна его покорность.



                                  Врангель



                      А знать и офицеры что? Такому

                      Предательству и вероломству, герцог,

                      Примера в летописях мира нет.



                                Валленштейн



                      Все заодно со мною безусловно.

                      Не мне поверьте, а своим глазам.

                (Подает ему бумагу, подписанную генералами.)

                      Врангель, прочитав, кладет ее молча на стол.

                      Ну как? Понятно вам?



                                  Врангель



                                           Пойми кто может!

                      Личину я снимаю. Договор

                      Я заключить уполномочен, герцог.

                      Стоят всего в трех днях пути отсюда

                      Пятнадцать тысяч шведов, под начальством

                      Рейнграфа; ждут они приказа к вашим

                      Пристать войскам. Приказ пошлю я этот,

                      Как только все мы с вами порешим.



                                Валленштейн



                      В чем требованье канцлера?



                                  Врангель

                               (значительно)



                                                 Идет

                      Тут дело о двенадцати полках

                      Народа шведского; я отвечаю

                      За них своею головой. Все это

                      Могло бы хитростью...



                                Валленштейн

                                 (вспыхнув)



                                          Полковник Врангель!



                                  Врангель

                            (спокойно продолжая)



                      А потому настаивать я должен,

                      Чтоб окончательно Фридландский герцог

                      Связь с императором порвал, иначе

                      Не будут шведы вверены ему.



                                Валленштейн



                      В чем требованье? Говорите прямо!



                                  Врангель



                      Чтоб преданные Австрии полки

                      Испанские немедленно все были

                      Обезоружены; чтоб, взявши Прагу,

                      Вы город этот, как и крепость Эгер,

                      Нам передали.



                                Валленштейн



                                     Много вы хотите!

                      Вам Прагу! Эгер - так и быть. Но Прагу?

                      Нет! Я готов любой залог вам дать

                      По требованью скромному, но только

                      Не Прагу. Я Богемию могу

                      Сам защитить.



                                  Врангель



                                    Сомнений в этом нет.

                      Но дело не в защите лишь. Напрасно

                      Мы не хотим людей и деньги тратить.



                                Валленштейн



                      Понятно.



                                  Врангель



                               Прага будет нам залогом

                      До возвращенья всех издержек наших.



                                Валленштейн



                      Так мало доверяете вы нам?!



                                  Врангель

                                  (встает)



                      Быть осторожен с немцем должен швед.

                      Из-за моря нас в этот край призвали;

                      От гибели империю спасли мы,

                      Мы вероисповеданья свободу,

                      Учение евангелия здесь

                      Запечатлели кровию своею.

                      Но уж забыв благодеянья ныне,

                      Лишь бремя чувствуют и смотрят косо

                      На чужеземцев; к нам в леса назад

                      Нас отослать хотели б с горстью денег.

                      Не ради мзды Иудовой, не ради

                      Мы серебра и золота здесь лечь

                      На поле битвы дали королю!

                      Так много шведской благородной крови

                      Не ради золота лилось. Мы с данью

                      Бесплодных лавров не хотим к отчизне

                      Опять направить вымпелы свои.

                      Мы гражданами быть земли желаем,

                      Что покорил король наш, пав на ней.



                                Валленштейн



                      На общего врага со мной идите,

                      И вашим будет пограничный край!



                                  Врангель



                      А что упрочит дружбу нашу с вами,

                      Когда мы сломим общего врага?

                      Мы знаем, герцог, хоть от шведов это

                      Скрывают, что с саксонцами вступили

                      В сношенья вы. Кто нам порукой в том,

                      Что мы не стали жертвой тех переговоров,

                      Которые скрывать от нас хотят?



                                Валленштейн



                      Избрал себе удачно канцлер ваш

                      Поверенного. Никого упорней

                      Не мог бы он прислать.

                                 (Вставая.)

                                        Полковник Врангель

                      О Праге думать нечего!



                                  Врангель



                                             Конец

                      Тут полномочиям моим.



                                Валленштейн



                                            Отдать вам

                      Мою столицу! Лучше возвращусь

                      Я к императору.



                                  Врангель



                                      Когда не поздно!



                                Валленштейн



                      Я хоть сейчас могу с ним помириться.



                                  Врангель



                      Еще недавно - да, сегодня - нет.

                      С тех пор как взят Сезина - невозможно.



                        Валленштейн смущенно молчит.



                      Мы верим, герцог, искренности вашей,

                      Вчера в нас это чувство родилось.

                      В содействии полков нам этот лист

                      Порукой служит; никаких сомнений

                      Нет большие. Прага не поссорит нас.

                      Альтштадтом удовлетворится канцлер,

                      Оставив Градчин и Заречье вам.

                      Но Эгер не заняв, не можем с вами

                      Соединиться мы.



                                Валленштейн



                                      Так должен верить

                      Я вам, когда не верите вы мне?

                      Готов я взвесить ваше предложенье.



                                  Врангель



                      Но, если можно, времени не тратя.

                      Второй уж год идут переговоры;

                      Коль тщетны будут и теперь они,

                      Их вовсе прекратить намерен канцлер.



                                Валленштейн



                      Вы слишком торопливы. Шаг подобный

                      Обдумать надо.



                                  Врангель



                                    Прежде чем его

                      Задумывать. Лишь действий быстрота

                      Его удачу, герцог, обеспечит.

                                 (Уходит.)



                               ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ



                  Валленштейн. Илло и Терцки возвращаются.



                                    Илло



                      Что ж?



                                   Терцки



                             Сговорились?



                                    Илло



                                           Швед отсюда вышел

                      С довольным видом. Сговорились? Да?



                                Валленштейн



                      Еще ничто не решено, и лучше

                      От этого мне вовсе отказаться.



                                   Терцки



                      Как? Это что?



                                Валленштейн



                                    От милости зависеть

                      Надменных шведов! Это было б мне

                      Невыносимо.



                                    Илло



                                   Разве к ним идешь

                      Ты как беглец, о помощи моля?

                      Ты более даешь, чем получаешь.



                                Валленштейн



                      Того Бурбона королевской крови,

                      Который продался врагам отчизны

                      И стал ее бичом, - каков был жребий?

                      Проклятие людей! За преступленье

                      Презреньем мстил народ ему.



                                    Илло



                                                Равняться

                      Тебе с ним можно ль?



                                Валленштейн



                                           Говорю я вам,

                      Вступается за верность человек,

                      Как друг за друга кровного; рожден он

                      Ее защитником. Враждебных партий

                      Стихает ярость, зависть умолкает,

                      Все, что свирепую между собой

                      Ведет борьбу, мирится вдруг, чтоб вместе

                      Итти на общего врага людского,

                      На злую тварь, вломившуюся люто

                      В жилище человека. Помнит каждый,

                      Что одному ему не защититься.

                      Ему дала природа зренья свет

                      Лишь спереди; а со спины он должен

                      Быть неподкупной верностью храним.



                                   Терцки



                      Суди себя не строже ты, чем шведы,

                      Готовые с тобой быть заодно.

                      И Габсбургов порфироносный прадед

                      Не так разборчив был; того Бурбона

                      С раскрытыми объятьями он принял:

                      Одна корысть всем правит на земле!



                              ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ



                          Те же и графиня Терцки.



                                Валленштейн



                      Кто звал тебя? Не женскими делами

                      Мы заняты.



                                  Графиня



                                  Пришла я с поздравленьем.

                      Ужели рано?



                                Валленштейн



                                   Терцки, властью мужа

                      Вели отсюда ей уйти!



                                  Графиня



                                          Богемцам

                      Уж одного дала я короля.



                                Валленштейн



                      Оно и видно было!



                                  Графиня

                               (к остальным)



                                         В чем задержка?

                      Скажите мне!



                                   Терцки



                                    Не хочет он.



                                  Графиня



                                                 Не хочет

                      Того, что должен?



                                    Илло



                                        Ваш черед теперь,

                      Попробуйте. Я умолкаю, если

                      Толкуют мне про верность и про совесть.



                                  Графиня



                      Как? Ты был тверд, ты смелости был полон,

                      Когда вдали скрывалась цель твоя.

                      Когда конца не видел ты дороги?

                      А в час осуществления мечты,

                      Когда успех так близок и так верен,

                      Колеблешься? Лишь в замыслах ты храбр,

                      В делах же трус? Что ж, докажи, что правы

                      Твой враги; они того и ждут.

                      Никто из них в намеренье твоем

                      Не сомневается, и будешь ими

                      В нем уличен вполне ты; это знай.

                      Но в исполненье замысла не верят;

                      Нет! Иначе они б тебя боялись

                      И уважали бы тебя. - Возможно ль?

                      Когда завел ты дело так далеко,

                      Когда известно худшее, когда

                      Тебя винят в поступке, как в свершенном,

                      Ты, отступив, плодов его лишишься?

                      Задуманный лишь - преступленье он,

                      Свершенный же - бессмертное деянье.

                      Что удалось, того не порицают,

                      Исход борений каждых - божий суд!



                                   Слуга

                                  (входит)



                      Полковник Пикколомини.



                                  Графиня

                                 (поспешно)



                                            Пусть ждет.



                                Валленштейн



                      Я не могу сейчас. В другое время.



                                   Слуга



                      О двух минутах только просит он

                      По делу неотложному...



                                Валленштейн



                                              Как знать,

                      С чем он пришел. Я выслушаю все же.



                                  Графиня

                                 (смеется)



                      Ему пускай и к спеху, ты же можешь

                      Повременить.



                                Валленштейн



                                   Чего он хочет?



                                  Графиня



                                                  После

                      Узнаешь. С Врангелем сперва покончи.



                               Слуга уходит.



                                Валленштейн



                      Когда б другой имелся выбор, мягче

                      Исход нашелся б, - я сейчас готов

                      Его избрать, чтоб крайности избегнуть.



                                  Графиня



                      Коль в этом ты нуждаешься, такая

                      Близка дорога. Отошли назад

                      Ты Врангеля, забудь свои надежды,

                      Брось все свое прошедшее и жизнью

                      Жить новою решись. Герои есть

                      И добродетели, как есть герои

                      Военной славы. Не теряя часа,

                      Отправься к императору ты в Вену,

                      Возьми казну с собою, объяви,

                      Что слуг ты лишь испытывал усердье,

                      Над шведами лишь подшутить хотел.



                                    Илло



                      И это поздно. Слишком много знают.

                      Он голову понес бы лишь на плаху.



                                  Графиня



                      Не страшно это. Для законных действий

                      Улики где? Прибегнуть к произволу

                      Опасно. Герцога отпустят с миром.

                      Предвижу я, как все произойдет:

                      Появится король венгерский, герцог,

                      Понятно, удалится, так что тут

                      И объяснения не надо будет.

                      Король к присяге войско приведет -

                      И все останется без изменений.

                      В один прекрасный день исчезнет герцог.

                      Пойдет житье в его наследных замках,

                      Охотиться там будет он и строить,

                      Двор содержать, ключами золотыми

                      Домашних жаловать, давать пиры

                      Своим соседям; там он будет, словом,

                      Великий властелин - в размерах малых.

                      А так как в тень он отойдет умело

                      И согласится ничего не значить,

                      Ему дадут казаться по желанью

                      Особой важною, и будет ею

                      Казаться он до своего конца.

                      Останется одним он из людей,

                      Войною вознесенных, однодневным

                      Творением той милости двора,

                      Что создает и принцев и баронов.



                                Валленштейн

                        (встает в сильном волнении)



                      Спасенья путь мне укажите, силы

                      Небесные! Путь укажите мне,

                      Доступный для меня! Я не могу, -

                      Как хвастуны, герои на словах,

                      Мечтаньями пустыми утешаться;

                      Покинутый непостоянным счастьем,

                      Я не могу со лживой похвальбой

                      Ему оказать: "Иди! Ты мне не нужно!" -

                      Коль мне не действовать - я уничтожен.

                      Не побоюсь опасности и жертв,

                      Чтоб только шага крайнего избегнуть;

                      Но раньше, чем я погружусь в ничтожность

                      И кончу жалко, славно так начав,

                      Но раньше, чем причислен буду миром

                      К презренным выскочкам, живущим: день,

                      Пусть с отвращеньем поминать меня

                      Начнет и современник и потомок,

                      Пусть станет имя Фридланд равнозначным

                      Делам, проклятия достойным.



                                  Графиня



                      Поступок этот чем же так ужасен -

                      Скажи! О, не давай ты суеверья

                      Грозящим призракам брать верх над ясным

                      Твоим умом! Тебя винят в измене

                      Отечеству; правдиво ль обвиненье

                      Иль нет - не в этом дело! Ты погиб,

                      Коль власть свою использовать замедлишь.

                      Где ж существо, которое себя

                      Не защищало б всей своею силой?

                      К каким прибегнуть средствам не велит

                      Необходимость личной обороны?



                                Валленштейн



                      Так благосклонен некогда ко мне

                      Был этот Фердинанд! Ценил меня,

                      Меня любил он; никаким князьям

                      Владетельным такого он почета

                      Не оказал, как мне. И кончить этим!



                                  Графиня



                      Его все ласки в памяти своей

                      Ты сохранил, а позабыл обиды?

                      Должна ль тебе напомнить я, какую

                      Ты получил награду в Регенсбурге

                      За службу верную? В отчизне были

                      Сословья все тобой оскорблены;

                      Чтоб вознести его, ты на себя

                      Навлек проклятье и вражду народов,

                      Во всей Германии друзей лишился,

                      Затем что жил для государя только

                      Ты своего. Ты за него держался,

                      Когда гроза гремела над тобой,

                      На Регенебургоком сейме. - И тебя

                      Тут выдал он! Тебя он выдал! В жертву

                      Тебя принес кичливому баварцу.

                      Не говори, что, власть вернув тебе,

                      Несправедливость эту он загладил.

                      Не доброй волей, а нужды суровой

                      Законом ты поставлен был на место,

                      Что отняли б охотно у тебя.



                                Валленштейн



                      Да, это так; я не любви его

                      Обязан властью, пользоваться ею

                      Не значило б обманывать доверье.



                                  Графиня



                      Доверье! Ты был надобен ему:

                      _Нужда_, та притеснительница злая,

                      Которой требуются не статисты

                      И не пустые имена, которой

                      Нужны _деянья, а не внешний вид_,

                      Найдет того, кто больше всех и лучше,

                      И будь он ею даже взят из черни,

                      Его поставит у руля; она

                      Тебя назначила на это место.

                      Пока возможно, венценосцев племя

                      К продажным, рабским душам прибегает,

                      К послушным марьонеткам; но лишь крайность

                      Жестокая прядет и блеск пустой

                      Бессилен защитить, оно спешит

                      В объятья мощные природы, духа

                      Гигантского, который лишь себе

                      Покорствует, который договора

                      Не хочет знать и с ними по своим,

                      А не по их законам поступает.



                                Валленштейн



                      Каким я был, тем и казался, правда.

                      Не обманул я их, - желаний смелых

                      Я никогда не думал и скрывать.



                                  Графиня



                      Напротив, ты всегда являлся грозным.

                      Не ты виновен, - верен оставался

                      Ты самому себе; виновен тот,

                      Кто власть тебе дал в руки, хоть страшился

                      Тебя в душе. Не подлежит упреку,

                      Кто действует в ладу с самим собой

                      И сообразно со своей природой:

                      Неправ лишь тот, в ком есть противоречье.

                      Иль был другим ты восемь лет назад,

                      Когда прошел по всей земле Германской,

                      Неся огонь и меч, поднявши плеть

                      Над странами, глумясь над их законом?

                      Когда по бедственному праву силы

                      Ты попирал, что люди почитали,

                      Чтоб увеличить твоего султана

                      Могущество? Тогда была пора

                      Сломить твою неистовую волю,

                      Тебя обуздывать; но император

                      Не сетовал на то, в чем пользу видел

                      И выгоду себе, и допускал

                      Он молча зло. Что было справедливо,

                      Когда в угоду делалось ему,

                      То грех ли будет, если повторится

                      Ему во вред теперь?



                                Валленштейн

                                 (вставая)



                                             Не приходила

                      Мне эта мысль. Оно и вправду так:

                      Моей рукой он совершил деянья

                      Вне всякого закона и порядка;

                      И титул мой - награда за услуги,

                      Которым мир даст имя преступлений.



                                  Графиня



                      Признайся же, что дело между вами

                      Не о правах и верности идет,

                      А об удобном случае и силе!

                      Тому, что жизнь тебе должна осталась,

                      Теперь ты можешь подвести итог;

                      Аспекты над тобой победоносны,

                      Пророчат счастие тебе планеты,

                      С высот небес глася: "Приспело время!"

                      Напрасно ль ты весь век свой измерял

                      Теченье звезд? Напрасно ль ты квадрантом

                      И циркулем владел? Изобразил ли

                      Небесный шар и знаки зодиака

                      На этой ты стене вокруг себя

                      Поставил ли, в таинственном подобье,

                      Ты семерых властителей судьбы,

                      Чтоб сделать их пустою лишь игрушкой?

                      Ужель приборы эти бесполезны,

                      Ужель ничто наука вся твоя,

                      Не веришь ты в нее и в час решенья

                      Весь смысл ее безвластен над тобой?..



                                Валленштейн

               (в продолжение последней речи графини ходивший

                    взад и вперед, напряженно размышляя,

                 внезапно останавливается перед графиней и

                               прерывает ее)



                      Позвать мне Врангеля! Пусть три гонца

                      Немедленно седлают!



                                    Илло



                                           Слава богу!

                             (Поспешно уходит.)



                                Валленштейн



                      Его и мой недобрый это гений!

                      Ему он казнь готовит чрез меня,

                      Свершителя его корыстных видов;

                      Но мщенья сталь и для моей груди

                      Уже наточена. Отрадной жатвы

                      Не жди, посеявший дракона зубы!

                      Злодейство каждое под сердцем носит

                      И мстителя - недобрую надежду.

                      Мне верить он не может, но тогда

                      И я вернуться не могу. Да будет,

                      Что быть должно! Нельзя велений рока

                      Избегнуть человеку; сердце в нас

                      Их ревностный, могучий исполнитель!

                                (К Терцки.)

                      Мне шведа приведи в мой кабинет,

                      Гонцов я сам отправлю. Да позвать

                      Октавио ко мне.

                 (К графине, принявшей торжествующий вид.)

                                      Не торжествуй!

                      Одарена судьба ревнивой властью;

                      Кто будущему радуется счастью,

                      Ее гневит. Мы ей вручаем семя, -

                      Добра иль бед, - то обнаружит время.

                                 (Уходит.)



                                  Занавес



                              ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ



                               ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ



                                  Комната.



                     Валленштейн. Октавио Пикколомини.

                       Вскоре потом Макс Пикколомини.



                                Валленштейн



                      Он пишет мне из Линца, будто болен;

                      Но получил я весть, что спрятан он

                      У графа Галласа во Фрауэнберге.

                      Схвати обоих и пришли сюда.

                      Ты во главе полков испанских встанешь,

                      Но пусть конца твоим не будет сборам;

                      А станут принуждать тебя, чтоб против

                      Меня ты выступил, скажи: иду!

                      А сам ни с места. Знаю, что тебе

                      Услугу окажу я, в стороне

                      Тебя оставив, - ты наружный вид,

                      Пока возможно, любишь соблюдать

                      И до шагов ты крайних не охотник;

                      Так для тебя я выбрал эту роль.

                      Своим бездействием ты будешь мне

                      Всего полезней. Если ж я меж тем

                      Верх одержу, свое ты знаешь дело.



                          Макс Пикколомини входит.



                      Ступай же, старина! Отбыть ты должен

                      Сегодня в ночь. Возьми моих коней.

                      Макс остается здесь. Прощаться долго

                      Вам не к чему. Мы скоро все, надеюсь,

                      Вновь радостно увидимся.



                                  Октавио

                                   (сыну)



                                                С тобой

                      Еще поговорю я.

                                 (Уходит.)



                               ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ



                             Валленштейн. Макс.



                                    Макс

                             (подходит к нему)



                                         Генерал!



                                Валленштейн



                      Я для тебя не генерал, коль служишь

                      Ты императору.



                                    Макс



                                     Так все же войско

                      Оставить хочешь ты?



                                Валленштейн



                                          Я отказался

                      От службы императору.



                                    Макс



                                            Ты хочешь

                      Покинуть войско?



                                Валленштейн



                                       Крепче я, напротив,

                      Его к себе надеюсь привязать.

                                 (Садится.)

                      Да, Макс. Тебе я не хотел открыться,

                      Покуда действий час не наступил.

                      В дни юности легко понять, что право,

                      И любо над несложною задачей

                      Испытывать суждение свое. -

                      Но где из двух определенных зол

                      Одно избрать нам надо, где в борьбе

                      Обязанностей сохранить не можем

                      Мы целость сердца, там счастливец тот,

                      Кому нет выбора; благодеяньем

                      Становится тогда необходимость.

                      Она явилась. Не смотри назад,

                      Тебе нет пользы в том. Смотри вперед!

                      Не рассуждай! И действовать готовься!

                      Двор погубить меня намерен; я же

                      Его хочу предупредить. В союз

                      Со шведами мы вступим. Это люди

                      Хорошие и верные друзья.

                     (Останавливается в ожидании ответа

                               Пикколомини.)

                      Я удивил тебя. Не отвечай!

                      Опомниться тебе даю я время.

                    (Встает и отходит в глубину сцены.)



         Макс долгое время стоит неподвижно, охваченный величайшей

                скорбью; при первом его движении Валленштейн

                 возвращается и останавливается перед ним.



                                    Макс



                      Благодаря тебе сегодня, герцог,

                      Я совершеннолетним стал. Досель

                      Не надо было путь мне выбирать -

                      Вслед за тобой я шел беспрекословно.

                      Взгляд на тебя один мне говорил,

                      Что путь мой верен. Должен я впервые

                      Теперь прибегнуть к самому себе,

                      И к выбору меня ты принуждаешь

                      Между тобой и совестью моей.



                                Валленштейн



                      Лелеяла досель тебя судьба:

                      Свои обязанности мог, играя,

                      Ты исполнять, свободно предаваться

                      Всегда благим стремлениям своим

                      И действовать, в душе борьбы не зная.

                      Так дальше быть не может, путь двоится,

                      Долг спорит с долгом; надо государя

                      Тебе держаться твоего иль друга,

                      Когда война меж ними началась.



                                    Макс



                      Война ли это? Нет! Война ужасна,

                      Как божий бич, оно, так же как и он,

                      Небесное она определенье.

                      В войне ли честной будешь угрожать

                      Ты императору его же войском?

                      О боже мой! Какая перемена!

                      Мне ль так с тобою говорить? С тобою,

                      Который, как Полярная звезда,

                      Жизнь озарил лучом мне путеводным?

                      О, как мне сердце разрываешь ты!

                      Ото всего, что с ним срослось издавна,

                      От моего к тебе благоговенья

                      И от святой привычки к послушанью

                      Насильственно отречься должен я!

                      Нет, не гляди ты на меня! Мне это

                      Лицо всегда божественным казалось;

                      Власть надо мной оно свою не может

                      Утратить вдруг: мое осталось чувство

                      В твоих цепях, хоть, обливаясь кровью,

                      Моя душа с себя их сорвала!



                                Валленштейн



                      Макс! выслушай меня.



                                    Макс



                                            Не совершай

                      Злосчастного деянья. Благородным

                      Твоим чертам неведомо оно,

                      И лишь твое воображенье им

                      Запятнано. Невинность удалиться

                      Не хочет с величавого чела.

                      Сотри ты с сердца черное пятно!

                      Пусть это злым лишь будет сном, намеком

                      Для праведных о близости греха.

                      Такие есть минуты, но над ними

                      Добра понятье верх берет в душе.

                      Нет! Ты не кончишь _так_! Возвел бы этим

                      Ты клевету на все, что на земле

                      Одарено и волею и силой,

                      Ты подкрепил бы пошлый взгляд, который

                      Свободы благородство отрицает

                      И доверяет одному бессилью.



                                Валленштейн



                      Меня осудит строго мир - я знаю.

                      Что можешь ты сказать, уже я сам

                      Себе сказал. И кто же рад бы не был

                      Не доходить до крайности? Но здесь

                      Нет выбора, я вынужден прибегнуть

                      К насилию иль претерпеть его:

                      Возможности другой не остается.



                                    Макс



                      Пусть будет так! Начальство удержи

                      Ты силой, императору противься;

                      Коль иначе нельзя, взбунтуй ты войско;

                      Не похвалю я этого поступка,

                      Но извиню его, я в том решусь

                      Участвовать, чего не одобряю.

                      Но лишь _изменником_ не будь! Да, слово

                      Промолвлено, - изменником не будь!

                      Не прегрешенье это, не ошибка,

                      В которую впадать отвага может

                      В избытке сил. Нет! Здесь другое дело -

                      Оно черно, оно черно, как ад!



                                Валленштейн

                    (мрачно наморщив лоб, но сдержанно)



                      Быстра на слово молодость, которым

                      Владеть трудней, чем лезвием ножа,

                      И бойко пылкой головой оценку

                      Дает вещам, чья мера в них самих.

                      У вас все тотчас честно иль постыдно,

                      Добро иль зло, и что воображенье

                      Вмещает в эти темные слова,

                      Вы прилагаете к вещам и людям.

                      _Тесна_ вселенная, а ум _обширен_,

                      Легко сосуществуют мысли в нем;

                      В пространстве ж вещь всегда помеха вещи;

                      Тут завладеть чужим лишь можно местом:

                      Иль вытесняй, иль вытеснят тебя;

                      Тут вечный спор, и верх берет в нем сила.

                      Да, кто свой путь проходит без желаний,

                      Кто отказаться мог от всякой цели,

                      Тот с саламандрами в огне витает

                      И остается чист в стихии чистой.

                      Грубее вещество взяла природа,

                      Меня творя, к земле влеком я страстью.

                      Земля есть достоянье злого духа,

                      А не благого. Божество шлет с неба

                      Нам только общие дары; их свет

                      Нас радует, но не обогащает;

                      В их царстве не завоевать стяжаний,

                      А золото и драгоценный камень

                      Изволь выманивать у темных сил,

                      Тех, что злокозненно живут во мраке.

                      Нельзя без жертв снискать их благосклонность,

                      И нет такого, кто бы им служил

                      И душу все же сохранил бы чистой.



                                    Макс

                               (значительно)



                      Страшись, страшись, ты этих сил лукавых!

                      Они _не_ держат слова: лживо к бездне

                      Они влекут тебя! Не верь ты им!

                      Я предостерегаю! О, вернись

                      Ты к долгу своему! Возможно ль это?

                      Меня пошли ты в Вену, примирить

                      Позволь мне с императором тебя.

                      Не знает он тебя, но я - я знаю;

                      Моими на тебя глядеть глазами

                      Я научу его и привезу

                      Тебе назад его доверье.



                                Валленштейн



                                               Поздно!

                      Не знаешь ты, что здесь произошло.



                                    Макс



                      И если поздно, если от паденья

                      Лишь преступленьем можешь ты спастись, -

                      Пади! Пади так честно, как стоял!

                      Сдай власть свою! Ты с поприща со славой

                      Сойдешь, сойди ж с него и без вины.

                      Ты для других жил долго, поживи же

                      И для себя. Я удалюсь с тобой,

                      Твоя судьба моею будет!



                                Валленштейн



                                              Поздно!

                      Пока слова здесь тратишь ты, несутся

                      Мои гонцы, отправленные в Прагу

                      И в Эгер с приказанием моим.

                      Так покорись судьбе! Мы то свершаем,

                      К чему принуждены. Стопою твердой

                      Приступим же с достоинством мы к делу

                      Необходимому. И чем виновней

                      Я Цезаря, чьим именем и ныне

                      Зовется что есть высшего на свете?

                      Повел он против Рима легионы,

                      Что Рим ему доверил для защиты.

                      Отбрось он меч, он так же бы погиб,

                      Как я теперь, когда б сложил оружье.

                      Есть дух его во мне. Его удачу

                      Мне только дай, и с остальным я справлюсь.



          Макс, стоявший до этого времени в мучительной внутренней

             борьбе чувств, поспешно уходит. Валленштейн глядит

             ему вслед с изумлением и смущением и погружается в

                           глубокую задумчивость.



                               ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ



                      Валленштейн. Терцки, потом Илло.



                                   Терцки



                      Макс Пикколомини был здесь?



                                Валленштейн



                                                 Где Врангель?



                                   Терцки



                      Уехал он.



                                Валленштейн



                                 Так скоро?



                                   Терцки



                                            Как сквозь землю

                      Он провалился. Только-только вышел

                      Он от тебя, пошел за ним я следом -

                      Поговорить мне нужно было с ним,

                      Но он исчез; куда - никто не знал.

                      По-моему, был это сам нечистый.

                      Так вдруг пропасть не может человек.



                                    Илло

                                  (входит)



                      Ужели правда - старика услать

                      Намерен ты?



                                   Терцки



                                  Октавио? Да что ты!



                                Валленштейн



                      Во Фрауэнберг, чтоб принял он начальство

                      Над итальянским и испанским войском.



                                   Терцки



                      Избави бог от этого тебя!



                                    Илло



                      Коварному ты вверить хочешь войско?

                      Его теперь из глаз ты выпускаешь -

                      В минуту, от которой все зависит?



                                   Терцки



                      Не делай этого, всем, что священно,

                      Я умоляю!



                                Валленштейн



                                 Странные вы люди!



                                    Илло



                      Хоть этот раз прими ты наш совет -

                      Не отпускай его!



                                Валленштейн



                                       Но почему же

                      Ему я _ныне_ доверять не должен,

                      Коль доверял всегда? Что за причина

                      О нем вдруг хуже думать? Я в угоду

                      Причудам вашим изменю ль свое

                      На опыте основанное мненье?

                      Ведь я не женщина. _Доселе_ верил,

                      Так верить буду и теперь ему.



                                   Терцки



                      Не именно _его_ ж отправить надо.

                      Пошли другого.



                                Валленштейн



                                     Именно его.

                      _Ему_ я должность ту избрал, к которой

                      Способен он.



                                    Илло



                                   Способен, - потому

                      Что итальянец.



                                Валленштейн



                                     Знаю, что к обоим

                      Вы никогда приязни не питали.

                      За то, что их люблю я, уважаю,

                      Вам и другим предпочитаю явно,

                      По справедливости, - вы им враги.

                      До вашей зависти мне что за дело?

                      И то, что ненавидите вы их,

                      В моих глазах их уронить не может.

                      Друг друга ненавидьте иль любите,

                      Как вам угодно, я ни чувств, ни мнений

                      Ничьих стеснять не думаю, но знаю

                      Из вас любому цену для меня.



                                    Илло



                      Он не уедет! У его повозки

                      Колеса прежде я разбить велю!



                                Валленштейн



                      Опомнись, Илло!



                                   Терцки



                                     Квестенберг с ним тоже,

                      Пока был здесь, шушукался о чем-то.



                                Валленштейн



                      Я знал о том и это разрешал.



                                   Терцки



                      Что Галлас тайных шлет к нему гонцов,

                      Известно тоже мне.



                                Валленштейн



                                         Неправда это!



                                    Илло



                      О, ты слепец, хоть не утратил зренья!



                                Валленштейн



                      Не поколеблешь веры ты моей,

                      Основанной на знании глубоком.

                      Коль он мне лжет, то лгут в все планеты.

                      Судьбой мне дан залог, что он мой лучший,

                      Вернейший друг.



                                    Илло



                                      А что залог не ложен,

                      В том также ты залогом убежден?



                                Валленштейн



                      Мгновения есть в жизни человека,

                      Когда он к духу мировому ближе

                      И может вопрошать судьбу свободно.

                      В подобное мгновение, в ночи,

                      Предшествовавшей Люценскому бою,

                      Я, прислонившись к дереву, в равнину

                      Задумчиво глядел. Там в нашем стане

                      Огни горели тускло сквозь туман,

                      Глухой оружья гул иль стражи оклик

                      Лишь прерывал порою тишину.

                      Пред взором умственным моим былая

                      И будущая жизнь моя прошла,

                      И связывал мой дух, предчувствий полный,

                      Мое прядущее с судьбою утра.

                      И я сказал: "Ты - повелитель многих!

                      Они пошли вослед твоим звездам,

                      Поставив все, как на число большое,

                      На голову твою, с тобою вместе

                      В ладью вступили счастья твоего.

                      Но день придет, когда их всех рассеет

                      Опять судьба, и не покинут только

                      Немногие тебя. Я знать хотел бы:

                      Кто в лагере здесь мой вернейший друг?

                      Дай знамение мне, судьба! Пусть будет

                      Он тот, кто первый предстоящим утром

                      Мне встретится и знак любви подаст!"

                      И с этим помышленьем я заснул.

                      И сон унес меня в тревогу битвы.

                      Был натиск лют. С убитым подо мною

                      Конем упал я, и через меня

                      Неслись беспечно всадники и "они,

                      А я, в предсмертной муке задыхаясь.

                      Под острыми подковами лежал.

                      И вдруг рукой спасительною кто-то

                      Схватил меня. Мой избавитель был

                      Октавио. Проснулся я, светало, -

                      И предо мной Октавио стоял.

                      "Брат, - мне сказал он, - не садись сегодня

                      На своего обычного коня;

                      Возьми другого, выбранного мною.

                      Ты это сделай из любви ко мне -

                      Зловещим я встревожен сновиденьем".

                      И этот добрый конь меня унес

                      От гнавшихся за мной драгунов шведских.

                      Взял моего мой родственник в тот день -

                      И конь и всадник без вести пропали.



                                    Илло



                      Случайность!



                                Валленштейн

                               (значительно)



                                    Нет случайностей. Что в мире

                      Мы все считаем случаем слепым,

                      То рождено источником глубоким.

                      Я убежден, что он - мой добрый гений,

                      И кончено!

                                 (Уходит.)



                                   Терцки



                                 Утешен я лишь тем,

                      Что как заложник Макс нам остается.



                                    Илло



                      И я его не выпущу живого.



                                Валленштейн

                     (останавливается и оборачивается)



                      Вы оба не похожи ли на женщин,

                      Которые все вновь свое твердят,

                      Хотя б часами их увещевали?

                      Деяния и помыслы людей

                      Совсем не бег слепой морского вала.

                      Мир внутренний - и мыслей и страстей

                      Глубокое, извечное начало.

                      Как дерева необходимый плод,

                      Они не будут случаю подвластны.

                      Чье я узнал зерно, знаком мне тот,

                      Его стремленья и дела мне ясны.

                                 (Уходит.)



                             ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ



                       Комната в жилище Пикколомини.



                  Октавио Пикколомини, готовый к отъезду.

                                 Адъютант.



                                  Октавио



                      Готов отряд?



                                  Адъютант



                                  Он приказаний ждет.



                                  Октавио



                      Надежны ль эти люди, адъютант?

                      В каком полку их взяли?



                                  Адъютант



                                          В Тифенбахском.



                                  Октавио



                      Полк этот верен. Чтоб они без шума

                      Двор задний заняли и чтоб никто

                      Не видел их, пока не позвоню!

                      Дом запереть тогда и охранять,

                      И всех, кого ни встретят, взять под стражу.



                              Адъютант уходит.



                      Надеюсь обойтись без их услуг,

                      В своем расчете я вполне уверен.

                      Но речь идет о службе государю,

                      И лишняя уместна осторожность.



                               ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ



                    Октавио Пикколомини. Изолани входит.



                                  Изолани



                      Я здесь. Из остальных еще кто будет?



                                  Октавио

                               (таинственно)



                      Сперва, граф Изолани, вам два слова.



                                  Изолани

                               (таинственно)



                      Пора? Что, действовать намерен герцог?

                      Я предан вам. Меня вы испытайте!



                                  Октавио



                      То может статься.



                                  Изолани



                                        Да, я не из тех,

                      Которые лишь на словах храбры,

                      Но прочь бегут, когда дойдет до дела.

                      Со мною герцог поступил как друг.

                      Ей-богу - так! Я всем ему обязан.

                      На верность пусть положится мою.



                                  Октавио



                                                    Увидим.



                                  Изолани



                      Не все так мыслят; будьте осторожны.

                      Здесь многие на стороне двора

                      И говорят, что взятая обманом

                      Подписка с герцогом быть заодно

                      Необязательна.



                                  Октавио



                                    Нельзя ль назвать,

                      Кто говорит так?



                                  Изолани



                                     Чорт возьми, все немцы.

                      Все - Кауниц, Деодат и Эстергази

                      Твердят о послушании двору.



                                  Октавио



                      Я рад.



                                  Изолани



                            Вы рады?



                                  Октавио



                                     Что еще надежных

                      Друзей и слуг, имеет император.



                                  Изолани



                      Не смейтесь! Это неплохие люди.



                                  Октавио



                      Напротив! Не смеюсь я, бог избави!

                      Я рад душевно, что за честь и право

                      Столь многие стоят.



                                  Изолани



                                         Да как же это?..

                      Да разве вы?.. Тогда зачем я здесь?



                                  Октавио

                               (значительно)



                      Чтоб объяснить мне коротко и ясно,

                      Вы друг ли императору, иль враг.



                                  Изолани

                                  (гордо)



                      Я это объяснить тому намерен,

                      Кто вправе мне задать такой вопрос.



                                  Октавио



                      Я вправе, что вам этот лист докажет.



                                  Изолани



                      Как, императора печать и подпись?

                                 (Читает.)

                      "Повелеваем всем без исключенья

                      Начальникам полков и офицерам

                      Войск наших императорских приказы

                      Все генерала Пикколомини,

                      Как наши собственные..." Гм! Да! Точно!

                      Я... я вас поздравляю, генерал!



                                  Октавио



                      Готовы вы исполнить повеленье?



                                  Изолани



                      Я... Но так, вдруг нельзя же... Вы, надеюсь,

                      Дадите мне хоть время...



                                  Октавио



                                             Две минуты.



                                  Изолани



                      Но, боже мой! Ведь дело...



                                  Октавио



                                             Очень просто!

                      Хотите ль государю своему

                      Вы изменить иль верным быть слугою?



                                  Изолани



                      Да кто же мыслит об измене?



                                  Октавио



                                                Герцог.

                      Он перейти к врагам намерен с войском.

                      Скажите же: хотите ли присяге

                      Своей вы изменить? Продаться шведам?

                      Хотите?



                                  Изолани



                              Я? Присяге изменить?

                      Да разве я сказал?.. Когда же это

                      Сказал я?



                                  Октавио



                                Нет, пока не говорили.

                      Хочу услышать, скажете ль теперь.



                                  Изолани



                      Что ж, мне приятно ваше утвержденье,

                      Что этого не говорил я вовсе.



                                  Октавио



                      Итак, готовы отступиться вы

                      От герцога?



                                  Изолани



                                  Коль изменить он хочет -

                      Измена узы разрывает все.



                                  Октавио



                      Бороться с ним решаете вы твердо?



                                  Изолани



                      Он делал мне добро, но если он

                      Разбойник и злодей, пусть будет проклят!

                      Разорван счет!



                                  Октавио



                                   Я рад, что мы сойтись

                      Могли добром. Сегодня ночью тайно

                      Вы с легким войском выступить должны;

                      Пусть думают, что так велел сам герцог.

                      Во Фрауэнберге сборный пункт. Там Галлас

                      Дальнейшие вам приказанья даст.



                                  Изолани



                      Исполню все. Вы ж о моем усердье

                      Скажите императору.



                                  Октавио



                                         Скажу.



                  Изолани намеревается уйти. Входит слуга.



                      Полковник Бутлер? Хорошо.



                                  Изолани

                               (возвращаясь)



                                              И мне

                      Вы резкости простите, старина.

                      Творец мой! Как же мог я угадать,

                      С какою важной говорю особой?



                                  Октавио



                      Оставим это!



                                  Изолани



                                   Я веселый малый.

                      Коль невзначай, за кружкою вина,

                      Против двора и вырвалось словечко,

                      Без умысла, вы знаете, оно

                      Сказалось.

                                 (Уходит.)



                                  Октавио



                               Пусть вас это не тревожит. -

                      С ним удалось. Судьба! Пошли теперь

                      Такое же мне счастье и с другими!



                               ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ



                        Октавио Пикколомини. Бутлер.



                                   Бутлер



                      Что приказать угодно, генерал?



                                  Октавио



                      Приветствую как друга вас и гостя!



                                   Бутлер



                      Чрезмерна эта честь.



                                  Октавио

                         (после того как оба сели)



                      С холодностью вы отвечали

                      На дружелюбие мое вчера;

                      Сочли вы то учтивостью пустою,

                      В чем искреннее высказалось чувство.

                      Хотел я с вами сблизиться. Теперь

                      Сплотиться надо всем хорошим людям.



                                   Бутлер



                      Единомышленники только могут

                      Быть заодно.



                                  Октавио



                                   Всех честных я считаю

                      Единомышленниками. Сужу

                      О человеке я лишь по поступкам,

                      В которых проявляется спокойно

                      Его природа. Недоразумений

                      Слепая сила может совратить

                      И благороднейших с пути прямого.

                      Вы были в Фрауэнберге? Ничего

                      Граф Галлас вам не доверял? Скажите!

                      Он друг мой.



                                   Бутлер



                                 Он слова напрасно тратил.



                                  Октавио



                      Прискорбно слышать это. Был хорош

                      Его совет. И я б вам дал такой же.



                                   Бутлер



                      От этого труда себя избавьте,

                      Меня ж от надобности неприятной

                      Вас разуверить в мненье обо мне.



                                  Октавио



                      Час каждый дорог, будем откровенны!

                      Вам все известно. Герцог изменить

                      Намерен; я вам более скажу -

                      Он изменил уже: союз с врагами

                      Им заключен сегодня. В Прагу, в Эгер

                      Уже опешат его гонцы, и завтра

                      Нас к шведам отвести намерен он.

                      Но ошибается: благоразумье

                      Не дремлет; есть друзья у государя

                      Надежные, союз их тайный крепок.

                      Вот манифест, который возлагает

                      На герцога опалу, с войск снимает

                      Повиновенья долг и всем велит

                      Соединиться под моим начальством.

                      Итак, хотите ль в правом деле с нами

                      Быть заодно, иль разделить злодеев

                      Злой жребий с ним?



                                   Бутлер

                                 (вставая)



                                          Его судьба - моя.



                                  Октавио



                      Последнее ль решенье это ваше?



                                   Бутлер



                      Да.



                                  Октавио



                          Но одумайтесь, полковник Бутлер!

                      В грудь верную упало ваше слово

                      Неосторожное - возьмите вы

                      Его назад, путь лучший изберите;

                      Недобрым вы намерены итти.



                                   Бутлер



                      Что вам еще угодно, генерал?



                                  Октавио



                      Взгляните вы на седину свою!

                      Одумайтесь!



                                   Бутлер



                                   Прощайте!



                                  Октавио



                                          Меч свой честный

                      В такой войне хотите ль обнажить?

                      Намерены ль вы обратить в проклятье

                      Признательность, которую снискали

                      Сорокалетней верностью стране?



                                   Бутлер

                              (смеется горько)



                      Признательность - династии австрийской!

                          (Направляется к выходу.)



                                  Октавио

                      (дает ему дойти до двери и затем

                                 окликает)



                      Полковник Бутлер!



                                   Бутлер



                                        Что?



                                  Октавио



                                           Как было дело,

                      Когда шла речь о графе?



                                   Бутлер



                                              Речь о графе?



                                  Октавио



                      Да, речь о графском титуле?



                                   Бутлер

                                 (вспыхнув)



                                                Проклятье!



                                  Октавио

                                 (холодно)



                      Просили вы о нем. Вам отказали.



                                   Бутлер



                      Не дам вам насмехаться надо мной!

                      Обороняйтесь! Шпагу вон!



                                  Октавио



                                             Оставьте,

                      Скажите мне, как было дело. После

                      Готов принять я вызов.



                                   Бутлер



                                          Пусть же знают

                      О слабости, которой не прощаю

                      Я сам себе! Да, я честолюбив

                      И никогда не выносил презренья.

                      Мне было больно, что рожденье, титул

                      Ценились в войске больше, чем заслуги.

                      Я не желал быть ниже равных мне,

                      И часом злым был этот шаг внушен мне, -

                      Я сделал глупость, но столь тяжкой кары

                      Не заслужил. Могли мне отказать, -

                      Зачем отказ усиливать презреньем?

                      Слугу испытанного, старика

                      Уничтожать безжалостной насмешкой,

                      Корить его незнатностью так грубо

                      За то, что он в час слабости забылся?

                      Но и червю дала природа жало,

                      Чтоб, коль, смеясь наступят на него...



                                  Октавио



                      Оклеветали, верно, вас. Кто же враг,

                      Вам столь дурную службу сослуживший?



                                   Бутлер



                      Кто б ни был он, он подлый негодяй,

                      Наверное придворный, из испанцев,

                      Потомок рода древнего, кому

                      Я на пути стою, завистник гнусный

                      Почета, мной добытого себе!



                                  Октавио



                      Скажите: герцог этот шаг одобрил?



                                   Бутлер



                      Он на него меня толкал, старался

                      С усердьем друга за меня.



                                  Октавио



                                               Вы в этом

                      Убеждены?



                                   Бутлер



                                Да, я читал письмо.



                                  Октавио

                               (значительно)



                      Я также, но не то я в нем нашел.



                              Бутлер поражен.



                      Письмо случайно мне попало в руки,

                      Удостоверьтесь сами.

                             (Дает ему письмо.)



                                   Бутлер



                                           Как? Что значит?..



                                  Октавио



                      Боюсь, полковник Бутлер, что вы жертва

                      Бессовестной игры. Сказали вы,

                      Что вас толкал на этот шаг сам герцог?

                      О вас в письме он говорит с презреньем,

                      Дает совет министру ваше чванство -

                      Как он определяет - наказать.



             Бутлер прочитал письмо, колени у него дрожат, он

                        хватается за стул и садится.



                      Никто вас не преследует, не хочет

                      Вредить вам; нанесенной вам обиды

                      Виновник герцог. Цель его ясна:

                      От императора он вас отторгнуть

                      Хотел и ждал того от вашей мести,

                      Что, при спокойном духе, верность ваша

                      Известная отвергла б, негодуя.

                      Вас к исполненью замыслов преступных

                      Презрительно употребить хотел он

                      Слепым орудьем. Удалось ему,

                      Сумел он вас сманить с пути прямого,

                      Которым сорок лет вы твердо шли.



                                   Бутлер

                             (дрожащим голосом)



                      От государя моего могу ли

                      Я ждать прощенья?



                                  Октавио



                                     Больше чем прощенья, -

                      Обиду, не заслуженную вами,

                      Загладить император захотел;

                      Он утвердил за вами дар, вам данный

                      С злой целью герцогом. Отныне полк,

                      Которым вы начальствуете, ваш.



          Бутлер хочет встать и падает снова на стул. Он в сильном

               волнении пытается говорить и не может; Наконец

            он снимает шпагу с перевязи и подает ее Пикколомини.



                                  Октавио



                      Зачем? Опомнитесь.



                                   Бутлер



                                         Возьмите!



                                  Октавио



                                                  Что вы?

                      Опомнитесь, вы вне себя.



                                   Бутлер



                                              Возьмите!

                      Носить я эту шпагу не достоин.



                                  Октавио



                      Из рук моих ее примите вновь

                      И ею с честью правое вы дело

                      Впредь защищайте!



                                   Бутлер



                                       Изменить хотел я

                      Такому милосердному владыке!



                                  Октавио



                      Загладьте грех свой! С герцогом порвите!



                                   Бутлер



                      Мне с ним порвать!



                                  Октавио



                                         Колеблетесь еще?



                                   Бутлер

                             (в порыве ярости)



                      Порвать с ним только? - Он погибнуть должен!



                                  Октавио



                      Последуйте за мною в Фрауэнберг,

                      Где Альтрингер и Галлас собирают

                      Друзей двора! Вернул я многих долгу,

                      И все покинут нынче ночью Пильзен.



                                   Бутлер

                (ходивший взад и вперед в сильном волнении,

                      подходит к Октавио с решимостью)



                      Граф Пикколомини! О чести вам

                      Тот может говорить, кто изменил?



                                  Октавио



                      Кто искренно раскаялся, тот может.



                                   Бутлер



                      Так здесь меня оставьте.



                                  Октавио



                                             Для чего же?



                                   Бутлер



                      С полком моим меня оставьте здесь.



                                  Октавио



                      Вам доверять могу я, но откройте

                      Мне вашу мысль.



                                   Бутлер



                                      Ее откроет дело.

                      Не спрашивайте больше! Верьте мне!

                      Вы можете! Клянусь вам всем, что свято,

                      Оставите _его_ вы на руках

                      Не ангела-хранителя! Прощайте!

                                 (Уходит.)



                                   Слуга

                             (приносит записку)



                      Принес ее какой-то незнакомец

                      И тотчас удалился. У подъезда

                      Уж герцогские лошади стоят.

                                 (Уходит.)



                                  Октавио

                                  (читает)



                      "Скорее уезжайте. Верный Изолан".

                      О, если б Пильзен уж лежал за мною!

                      Ужели нам погибнуть суждено

                      Почти у гавани? Прочь, прочь отсюда!

                      Мне здесь грозит опасность. Где ж мой сын?



                              ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ



                              Оба Пикколомини.



               Макс входит, охваченный сильнейшим волнением;

           взгляд его беспокоен, походка неверна; он, повидимому,

              не замечает отца, который стоит в отдалении и с

         состраданием смотрит на него. Большими шагами он проходит

            через комнату, останавливается и, наконец, бросается

              на стул, устремив перед собой неподвижный взор.



                                  Октавио

                           (приближается к нему)



                      Я еду, Макс.

                  (Не получив ответа, берет его за руку.)

                                  Прощай, мой сын!



                                    Макс



                                                   Прощай!



                                  Октавио



                      За мной ты скоро следом?



                                    Макс

                            (не смотря на него)



                                              За тобою?

                      Твой путь не прям, моим не будет он.



                   Октавио, выпустив его руку, отступает.



                      О, если б ты всегда был прямодушен,

                      До этого бы не дошло, поступка

                      Ужасного не совершил бы он,

                      Он оставался б под влияньем честных

                      И не попал бы в сеть к дурным! Зачем

                      Так красться, так хитрить, так осторожно

                      Подглядывать, как вор? Источник зол

                      Коварство жалкое! Нас погубило

                      Ты, бедоносное! Нас всех спасла бы

                      Правдивость благодатная. Отец!

                      Нельзя мне оправдать тебя - нельзя.

                      Обманут был я герцогом ужасно!

                      Но ты не лучше поступил!



                                  Октавио



                                               Прощаю

                      Твоей я скорби, сын.



                                    Макс

                  (встает и смотрит на отца с подозрением)



                                           Отец! Отец!

                      Возможно ли, что ты его довел

                      Умышленно до этого поступка?

                      Его падение тебя возвысит.

                      Мне не по нраву это...



                                  Октавио



                                           Боже правый!



                                    Макс



                      Увы! Моя природа изменилась!

                      В моей душе откуда подозренье?

                      Вас нет, доверчивость, надежда, вера, -

                      Все лгало мне, пред чем благоговел я!

                      Нет! Нет! Не все! _Она_ осталась мне,

                      Правдива и чиста, как небеса.

                      Везде обман, убийство, лицемерье,

                      Предательство и клятвопреступленье,

                      Во всей вселенной наша лишь любовь

                      Единое убежище святое!



                                  Октавио



                      Макс, поезжай со мною: лучше будет.



                                    Макс



                      Как? Не простившись с ней? В последний раз

                      С ней не простившись? Нет!



                                  Октавио



                                              Не подвергайся

                      Мучениям напрасным расставанья

                      Необходимого. Поедем.

                            (Хочет увести его.)



                                    Макс



                                            Нет!

                      Клянуся богом!



                                  Октавио

                                (настойчиво)



                                     Макс! Я, твой отец,

                      Я требую, чтоб ехал ты со мною.



                                    Макс



                      Поступка человеческого требуй.

                      Я остаюсь.



                                  Октавио



                                 Макс! Я повелеваю

                      Во имя императора тебе!



                                    Макс



                      У государя нет над сердцем власти!

                      Ты у меня ужель похитить хочешь

                      Единое, что мне в моем несчастье

                      Осталось, - сострадание ее?

                      Жестокое я должен ли жестоко

                      И неизбежное бесчестно совершить?

                      Как недостойный, в малодушном бегстве,

                      Украдкою ее покину? Нет!

                      Она мое страдание увидит,

                      Услышит вопль истерзанной души

                      И слезы обо мне прольет. О, люди

                      Жестоки, но она - небесный ангел.

                      Она спасет мой исступленный ум

                      От страшного отчаянья. Мученье

                      Мое смертельное она уймет

                      Сочувствия печальными словами.



                                  Октавио



                      Макс! От нее не оторвешься ты.

                      Пойдем, мой сын, спасись от искушенья!



                                    Макс



                      Не трать напрасных слов. Веленье сердца

                      Исполню я, ему могу я верить.



                                  Октавио

                        (вне себя, дрожащим голосом)



                      Макс! Макс! Коль бедствие меня постигнет,

                      Коль ты - страшусь подумать! - ты, мой сын,

                      Изменнику себя продашь, наложишь

                      На славный род отцов клеймо позора, -

                      Тогда чудовищное мир увидит,

                      И сына меч в безжалостном бою

                      Тогда отцовской кровью обагрится.



                                    Макс



                      О, если б ты о людях лучше мыслил,

                      Ты лучше бы всегда и поступал.

                      О подозрительность, и ты, сомненье!

                      Нет неизменного и твердого для вас.

                      Где веры нет - все шатко и ничтожно!



                                  Октавио



                      Хоть в сердце я твоем уверен, будешь

                      Всегда ты властен следовать ему?



                                    Макс



                      Не победил сейчас ты голос сердца,

                      И герцог не одержит верх над ним.



                                  Октавио



                      Макс! Более тебя я не увижу!



                                    Макс

                      Меня виновным не увидишь ты.



                                  Октавио



                      Я еду в Фрауэнберг, а паппенгеймцев

                      Тебе оставлю, так же как полки

                      Тосканский, Лотарингский, Тифенбаха,

                      Чтоб охранять тебя. Верны присяге

                      И преданы тебе они, и прежде

                      Падут, сражаясь храбро, чем от чести

                      И от вождя отступятся.



                                    Макс



                                            Не бойся!

                      Я здесь в бою погибну иль с собою

                      Их выведу из Пильзена.



                                  Октавио



                                           Мой сын,

                      Прощай!



                                    Макс



                              Прощай!



                                  Октавио



                                   Ужели так! Ни взгляда

                      Любви, ни дружеской руки пожатья?

                      Война кровавая, - успех неверен!

                      Не так, бывало, расставались мы.

                      Ужели правда? Я лишился сына?



           Макс падает в его объятия. Они долго стоят, обнявшись

             молча, потом удаляются в противоположные стороны.



                              ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ



                                В Пильзене.



                       Зал у герцогини Фридландской.



                               ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ



                  Графиня Терцки. Текла. Девица Нейбрунн.

                      Две последние заняты рукоделием.



                                  Графиня



                      Вам, Текла, не о чем меня спросить?

                      Давно от вас я жду хотя бы слова.

                      Ужели имени его так долго

                      Вы можете ни разу не назвать?

                      Иль стала лишней я, и есть иные

                      Пути, не чрез меня? Признайтесь мне!

                      Его видали вы?



                                   Текла



                                    Нет, не видала

                      Ни нынче, ни вчера.



                                  Графиня



                                         И ничего

                      О нем вам слышать не пришлось?



                                   Текла



                                                   Ни слова.



                                  Графиня



                      И вы спокойны?



                                   Текла



                                    Я спокойна.



                                  Графиня



                                               Нейбрунн,

                      Оставьте нас.



                         Девица Нейбрунн удаляется.



                               ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ



                              Графиня. Текла.



                                  Графиня



                                    Не нравится мне это,

                      Что именно теперь так присмирел он.



                                   Текла



                      Теперь?



                                  Графиня



                              Когда узнал он обо всем,

                      Теперь бы надлежало объясниться.



                                   Текла



                      Чтоб мне понять, яснее говорите.



                                  Графиня



                      Затем ее и удалила я.

                      Вы больше не ребенок, Текла. Сердцем

                      Созрели вы вполне, коль полюбили.

                      Любовь нас учит смелости, ее

                      Вы доказали. Духом вы подобней

                      Отцу, чем матери, и можете узнать,

                      Чего _она_ снести не в силах.



                                   Текла



                      Прошу вас, прекратите предисловья.

                      Что б ни было, не может быть страшней

                      Оно вступленья этого. Короче

                      Скажите, что намерены сказать.



                                  Графиня



                      Вы не должны пугаться...



                                   Текла



                                               Говорите!



                                  Графиня



                      От вас зависит оказать отцу услугу

                      Большую...



                                   Текла



                      От _меня_? Отцу?



                                  Графиня



                                     Вас любит

                      Макс Пикколомини. Во власти вашей

                      Его к отцу навеки привязать.



                                   Текла



                      Тут моего содействия не нужно,

                      Ему уже он предан всей душой.



                                  Графиня



                      Был предан.



                                   Текла



                                  Почему же был? А ныне?



                                  Графиня



                      И к императору привязан он.



                                   Текла



                      Не более, чем долг велит и честь.



                                  Графиня



                      Нам доказательства теперь нужны

                      Его любви, не чести. Честь и долг -

                      Слова двусмысленные! Пояснить их

                      Ему должны вы. Пусть ему любовь

                      Веленье чести истолкует.



                                   Текла



                                              Как?



                                  Графиня



                      Он должен императора покинуть

                      Иль вас.



                                   Текла



                               Он за моим отцом охотно

                      В жизнь частную последует. Он сам

                      Сказал, - вы слышали, - что жаждет

                      Сложить оружье.



                                  Графиня



                                      Не сложить его,

                      А защищать им герцога он должен.



                                   Текла



                      Как скоро нанесут отцу обиду,

                      Он за него всю кровь свою прольет.



                                  Графиня



                      Слова мои понять вы не хотите,

                      Так слушайте: отец ваш отложился

                      От императора, и с целым войском

                      Он перейти готовится к врагам.



                                   Текла



                      О мать моя!



                                  Графиня



                                  Пример великий нужен,

                      Чтобы увлечь все войско; уважает

                      Оно обоих Пикколомини.

                      За них общественное мненье, будут

                      Готовы все последовать за ними.

                      Коль сын за нас, нам и отец союзник,

                      И все теперь у вас в руках.



                                   Текла



                      О мать несчастная! Что ждет тебя!

                      Не пережить ей этого удара!



                                  Графиня



                      Пред неизбежностью она смирится.

                      Ее я знаю, будущего робким сердцем

                      Она страшится; то, что непреложно,

                      Что уж сбылось, она смиренно сносит.



                                   Текла



                      О вещая душа! Вот, вот она,

                      Холодная и грозная рука,

                      Свергающая светлые надежды!

                      Я это знала: в самую минуту,

                      Когда вступила я сюда, мне чувство

                      Сказало тайное, что надо мною

                      Сияет вредоносная звезда.

                      Но о своем ли помышлять мне горе?

                      О мать моя!



                                  Графиня



                                  Не тратьте жалоб тщетных,

                      Отцу вы дружбу Макса сохраните,

                      Себе его любовь. Тогда мы можем

                      Достигнуть все желанной цели.



                                   Текла



                                                  Цели?

                      Какой? Я с ним навек разлучена!

                      Ах, больше нет уже об этом речи!



                                  Графиня



                      Он вас не бросит, вас не может бросить!



                                   Текла



                      Несчастный!



                                  Графиня



                                 Если вас он точно любит,

                      Решится, верьте, скоро он.



                                   Текла



                                                 Решится

                      Он скоро, да. - Увы! Тут есть ли выбор?



                                  Графиня



                      Собой владейте. Ваша мать идет.



                                   Текла



                      Как встретиться мне с нею?



                                  Графиня



                                               Успокойтесь.



                               ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ



                             Те же. Герцогиня.



                                 Герцогиня



                      Сестра! Кто был здесь? Разговор горячий

                      Я слышала.



                                  Графиня



                                Нет, не был здесь никто.



                                 Герцогиня

                                 (графине)



                      Меня пугает все. Мне каждый шорох

                      Сдается шагом вестника беды.

                      Ты знаешь ли, сестра, что он решил?

                      Исполнит ли он волю государя?

                      Пошлет ли конные полки инфанту?

                      Он Квестенберга отпустил ли с добрым

                      Ответом?



                                  Графиня



                               Нет.



                                 Герцогиня



                                    Тогда всему конец!

                      Предвижу все: начальства над войсками

                      Его лишат; вновь будет то, что было

                      С ним в Регенсбурге.



                                  Графиня



                                       Нет, того не будет,

                      На этот раз не будет. Не страшитесь.



              Текла в сильном волнении бросается к матери и со

                      слезами заключает ее в объятия.



                                 Герцогиня



                      О непреклонный этот человек!

                      Чего не вынесла, не претерпела

                      В супружестве я этом злополучном!

                      Я, словно к огненному колесу

                      Прикованная, все быстрей, быстрей

                      Им увлекаемая с силой страшной,

                      С ним жизнь мучительную прожила.

                      Меня всегда по краю бездны грозной

                      И головокружительной он мчал.

                      Не плачь, мое дитя! Таких страданий

                      Быть жертвою не опасайся ты:

                      Нет Фридланда другого. Ты не можешь

                      Иметь удел, подобный моему.



                                   Текла



                      Бежим отсюда, мать! Скорей! Скорее!

                      Нельзя нам здесь остаться! С каждым часом

                      Здесь новое страшилище грозит.



                                 Герцогиня



                      Твоя судьба спокойней будет. Знали

                      И мы дни счастья, твой отец и я.

                      Года я первые с отрадой помню:

                      Шел с радостным еще тогда он рвеньем

                      Дорогой жизни. Честолюбье было

                      В нем греющий огонь, не пламень жадный,

                      Как ныне; доверял ему в то время,

                      Любил его как друга император,

                      И все его труды и предприятья

                      Венчал успех. Но с бедственного дня,

                      Который в Регенсбурге с верха власти

                      Его низвергнул, овладел угрюмо

                      Им подозрительный, тревожный дух.

                      Лишась покоя, своему он счастью

                      И собственным не доверяя силам,

                      Науке темной предался, в которой

                      Еще никто отрады не нашел.



                                  Графиня



                      Вы смотрите своими лишь глазами.

                      Но кстати ли теперь такие речи,

                      Когда мы ждем его? Он будет скоро.

                      В таком ли состоянье должен он

                      Найти ее?



                                 Герцогиня



                                Ты слезы осуши,

                      Встречай отца с лицом веселым, Текла.

                      Смотри, здесь лента развязалась. Надо

                      Поправить волосы. Не плачь, слезами

                      Ты глаз не омрачай. Что я оказать

                      Хотела? - Да, Макс Пикколамини -

                      Достойный, благородный человек.



                                  Графиня



                      Конечно.



                                   Текла

                            (графине, тревожно)



                              Вы мне, тетя, разрешите...

                               (Хочет итти.)



                                  Графиня



                      Сейчас отец ваш явится. Куда вы?



                                   Текла



                      Его теперь я встретить не могу.



                                  Графиня



                      Но он отсутствие заметит ваше.



                                 Герцогиня



                      Зачем уходишь ты?



                                   Текла



                                        Мне невозможно

                      С ним быть теперь.



                                  Графиня

                                (герцогине)



                                         Она больна.



                                 Герцогиня

                                (заботливо)



                                                      Что с нею?



                Обе идут за Теклой и стараются удержать ее.

                  Валленштейн входит, разговаривая с Илло.



                             ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ



                         Те же. Валленштейн. Илло.



                                Валленштейн



                      Еще спокойно в лагере?



                                    Илло



                                            Спокойно.



                                Валленштейн



                      Мы можем через несколько часов

                      Известье получить, что Прага наша;

                      Тогда, сняв маску, знать дадим полкам

                      О шаге сделанном и об успехе.

                      Вся сила тут в примере; человек -

                      Тварь ПОДРАЖАЮЩАЯ, и по следу

                      Того, кто впереди, идет все стадо.

                      Отряд, стоящий в Праге, в том уверен,

                      Что в Пильзене нам войско присягнуло,

                      А в Пильзене нам присягнет оно,

                      Узнав о поданном примере в Праге.

                      Ты говоришь, и Бутлер быть за нас

                      Уже решился?



                                    Илло



                                   Нынче добровольно

                      Мне предложил себя он и свой полк.



                                Балленштейн



                      Не каждому, как вижу я, внушенью

                      Мы внутреннему доверять должны.

                      Порой дух лжи коварно голос правды

                      Заимствует и с целью злобной шепчет

                      Пророчества обманчивые нам.

                      Так (виноват и против старика

                      Достойного я этого. Мне чувство

                      Непобедимое, - назвать боязнью

                      Я не хотел бы ощущенье это, -

                      В присутствии его стесняет грудь

                      И дружеским препятствует влеченьям;

                      И он, кому не доверяет сердце,

                      Он счастья первый мне дает залог.



                                    Илло



                      И в войске лучшие его примеру

                      Достойному последуют, поверь.



                                Валленштейн



                      Теперь ступай и тотчас Изолани

                      Сюда пришли мне. Оказал услугу

                      Ему недавно я, с него начиу.



               Илло уходит. Между тем остальные приблизились.



                      Мать с дочерью! Так отдохнем от дел.

                      Желал я провести в кругу семейном

                      Отрадный час.



                                  Графиня



                                    Давно все вместе, брат,

                      Мы не были.



                                Валленштейн

                               (тихо графине)



                                 Могу ли ей открыться?

                      Успела ли ее ты подготовить?



                                  Графиня



                      Нет.



                                Валленштейн

                                  (Текле)



                             Подойди ко мне, мое дитя,

                      Сядь здесь со мною. На твоих устах

                      Благая сила. Мне твое искусство

                      Хвалила мать. В груди твоей живет

                      Чарующая власть напевов стройных.

                      Мне сладкие теперь потребны звуки, -

                      Отгонят злого демона они,

                      Который мрачные раскинул крылья

                      Над головой моей.



                                 Герцогиня



                                       Где лютня, Текла?

                      Спой, докажи отцу свое искусство.



                                   Текла



                      Мать! Боже мой!



                                 Герцогиня



                                      Порадуй же отца.



                                   Текла



                      Я не могу...



                                  Графиня



                                    Племянница, что это?



                                   Текла

                                 (графине)



                      О, пощадите! Как, мне петь? Теперь!..

                      С душой истерзанной! Петь перед тем,

                      Кто мать мою в могилу сводит!



                                 Герцогиня



                      Что за упрямство, Текла? Твой отец

                      Напрасно ль изъявил свое желанье?



                                  Графиня



                      Вот лютня.



                                   Текла



                                 Боже мой! Я петь могу ли?

                 (Берет инструмент дрожащей рукой, душа ее

               охвачена сильным волнением, и в то мгновенье,

              когда она намеревается запеть, она содрогается,

                      бросает лютню и быстро уходит.)



                                 Герцогиня



                      Дитя мое! Она больна!



                                Валленштейн



                      Что с ней? Всегда ль она такой бывает?



                                  Графиня



                      Раз тайну выдала она свою,

                      То не к чему и мне молчать.



                                Валленштейн



                                                  Как?



                                  Графиня



                                                       Любит

                      Она его.



                                Валленштейн



                                Его? Кого же?



                                  Графиня



                                              Любит,

                      Да, любит Пикколомини она.

                      Ужель ты не заметил? Да и ты,

                      Сестра?



                                 Герцогиня



                                О, это ль тяготит ей душу?

                      Благословенье божье над тобой,

                      Мое дитя, ты выбора такого

                      Стыдиться не должна.



                                  Графиня



                                            Поездка эта...

                      Коль не имел ты видов, самого

                      Себя вини: назначить надо было

                      Другого спутника ей.



                                Валленштейн



                                            Знает он?



                                  Графиня



                      Надеется он мужем стать ее.



                                Валленштейн



                      Ей мужем? Юноша с ума сошел!



                                  Графиня



                      Так сам ей и скажи твое решенье.



                                Валленштейн



                      Он вздумал взять дочь герцога Фридланда!

                      Мне это нравится! Как видно, ставит

                      Себе он цель не низкую.



                                  Графиня



                                              К нему

                      Ты так всегда благоволишь, что ныне...



                                Валленштейн



                      Быть и моим наследником он хочет,

                      Да, я его люблю, ценю высоко;

                      Но тут с рукою дочери моей

                      Какая ж связь? Родители дают ли

                      В знак милости единственную дочь?



                                 Герцогиня



                      Он благородством мыслей...



                                Валленштейн



                                                 Заслужил

                      Мою привязанность - не дочь, однако.



                                 Герцогиня



                      Высокий род его и предки...



                                Валленштейн



                                                   Предки!

                      Он подданный, а Текле жениха

                      Намерен я искать средь венценосцев.



                                 Герцогиня



                      О мой супруг! Не будем мы стараться

                      Возвыситься чрезмерно, чтоб не пасть

                      Тем бедственней.



                                Валленштейн



                                     С таким трудом, за тем ли

                      Вознесся я над прочими людьми,

                      Чтоб жизни все великие стремленья

                      Обыкновенным заключить родством?

                      Затем ли я...

                   (Спохватившись, вдруг прерывает речь.)

                                    Ее одну оставлю

                      По себе на свете, я хочу

                      На голове ее корону видеть.

                      Иль не желаю жить! Как? Я на все,

                      На все дерзаю, чтоб ее возвысить,

                      Да, в этот самый час...

                           (Снова спохватившись.)

                                            И соглашусь

                      Я ныне, как отец мягкосердечный,

                      Дочь по-мещански выдать за того,

                      Кто полюбился ей? Ее так выдать

                      Теперь, когда готов я увенчать

                      Свое почти оконченное дело?

                      Нет! Мной давно она хранимый клад,

                      Последняя монета дорогая

                      Моей казны - не уступлю иначе,

                      Как за монарший скиптр ее.



                                 Герцогиня



                      О мой супруг! Вы беспрестанно выше

                      И выше строите, о том не мысля,

                      Что ваше зданье устоять не может

                      На шатком основании своем.



                                Валленштейн

                                 (графине)



                      Сказала ль ты, где местопребыванье

                      Ей выбрал я?



                                  Графиня



                                   Нет. Объяви ей сам!



                                 Герцогиня



                      Как? Мы в Каринтию не возвратимся?



                                Валленштейн



                      Нет.



                                 Герцогиня



                            И в поместья ваши мы не едем?



                                Валленштейн



                      Грозила б вам опасность там.



                                 Герцогиня



                                                   Опасность

                      В земле австрийской, там, где под защитой

                      Мы императора?



                                Валленштейн



                                     Моя жена

                      Ждать от него защиты тщетно б стала.



                                 Герцогиня



                      О боже мой! Вот до чего дошло!



                                Валленштейн



                      В Голландии защиту вы найдете.



                                 Герцогиня



                      У лютеран?



                                Валленштейн



                                 Вам провожатый - герцог

                      Фон Лауэнберг.



                                 Герцогиня



                                  Как, герцог Лауэнбергский,

                      Враг императора? Союзник шведов?



                                Валленштейн



                      Враг императора не враг мне больше.



                                 Герцогиня

                  (с ужасом смотрит на него и на графиню)



                      Так это правда? Конечно! Лишились

                      Начальства вы над войском? Боже, боже!



                                  Графиня

                            (тихо Валленштейну)



                      Не выводи ее из заблужденья!

                      Ты видишь, правды не снесла б она.



                               ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ



                            Те же. Граф Терцки.



                                  Графиня



                      Что с Терцки? На лице его испуг,

                      Как будто призрак он увидел!



                                   Терцки

                 (тихо Валленштейну, отводя его в сторону)



                      Ты сам велел хорватам выступать?



                                Валленштейн



                      Нет, и не думал я...



                                   Терцки



                                           Измена!



                                Валленштейн



                                                   Как?



                                   Терцки



                      Хорваты выступили этой ночью

                      И егери. Кругом деревни пусты.



                                Валленштейн



                      Где ж Изолан?



                                   Терцки



                                     Ведь ты его услал.



                                Валленштейн



                      Я?



                                   Терцки



                          Не услал? И также Деодату

                      Уехать не велел? - Исчезли оба.



                               ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ



                                Те же. Илло.



                                    Илло

                               (Валленштейну)



                      Уж Терцки...



                                   Терцки



                                   Все он знает.



                                    Илло



                                              И что Кауниц,

                      Колальто, Гёц, Марадас, Эстергази

                      Тебя оставили?



                                   Терцки



                                     Проклятье!



                                Валленштейн

                               (подает знак)



                                                 Тише!



                                  Графиня

                      (издали тревожно наблюдавшая за ними,

                                 подходит)



                      Брат! Терцки! Что случилось?



                                Валленштейн

                             (намереваясь итти)



                                                 Ничего

                      Пусти! Идемте.



                                   Терцки

                          (хочет следовать за ним)



                                      Ничего, Тереза.



                                  Графиня



                      Как ничего? Но разве я не вижу,

                      Что кровь из ваших помертвелых лиц

                      Исчезла вся? Что даже брат с усильем

                      Спокойный вид старается принять?



                                    Паж

                                  (входит)



                      Вас опрашивает адъютант, граф Терцки!

                                 (Уходит.)



                          Терцки следует за пажем.



                                Валленштейн



                      Узнай зачем!

                                 (К Илло.)

                                   Без мятежа и тайно

                      Произойти все это не могло.

                      Кто у ворот сегодня в карауле?



                                    Илло



                      Полк Тифенбаха.



                                Валленштейн



                                      Сменишь ты его

                      Теперь же. Гренадеров графа Терцки

                      Там на часы вели поставить. Слушай!

                      Где Бутлер, знаешь ты?



                                    Илло



                                             Его я видел.

                      Сейчас он сам здесь будет. Бутлер верен.

                                 (Уходит.)



                   Валленштейн хочет последовать за ним.



                                  Графиня



                      Сестра! Не выпускай его отсюда!

                      Беда случилась...



                                 Герцогиня



                                        Боже! Что такое?

                         (Удерживает Валленштейна.)



                                Валленштейн

                           (освобождаясь от нее)



                      Пусти, мой друг! И ты, сестра! Не бойтесь

                      Мы в стане; бури здесь сменяют быстро

                      Луч солнечный, мятежными умами

                      Вождю не просто править, никогда

                      Не знает он отрадного покоя.

                      Коль мне остаться здесь, идите вы:

                      Дела мужчин не терпят жалоб женщин.

                               (Хочет итти.)



                            Терцки возвращается.



                                   Терцки



                      Останься. Из окна мы все увидим.



                                Валленштейн

                                 (графине)



                      Идите!



                                  Графиня



                             Нет!



                                Валленштейн



                                  Я так хочу.



                                   Терцки

                  (отводит ее в сторону и многозначительно

                          указывает на герцогиню)



                                               Тереза!



                                 Герцогиня



                      Пойдем, сестра, коль он велит.

                                 (Уходит.)



                              ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ



                          Валленштейн. Граф Терцки



                                Валленштейн

                              (подходя к окну)



                                            Так что ж там?



                                   Терцки



                      Войска сбегаются, зачем - не знают.

                      С молчаньем мрачным под свои знамена

                      Таинственно становятся полки;

                      Недружелюбно смотрят тифанбахцы;

                      Одни валлоны в стороне стоят,

                      Построясь, никого не подпускают

                      И, как всегда, степенны и спокойны.



                                Валленштейн



                      Там Пикколомини?



                                   Терцки



                                       Его повсюду

                      Разыскивают, нет его нигде.



                                Валленштейн



                      Какое адъютант принес известье?



                                   Терцки



                      Его ко мне полки мои послали.

                      Вновь в верности они тебе клянутся

                      И с нетерпеньем ждут сраженья.



                                Валленштейн



                                               Как же

                      Тревога эта в стане поднялась?

                      Я все велел скрывать от войск, пока

                      Из Праги нет еще счастливой вести.



                                   Терцки



                      О, если б ты словам моим поверил!

                      Еще вчера мы умоляли

                      Не выпускать из Пильзена лукавца

                      Октавио. Ты сам ему коней

                      Для бегства дал...



                                Валленштейн



                                     Ты снова ту же песню!

                      Мне о твоем безумном подозренье

                      Не говори.



                                   Терцки



                                  И в Изолани был

                      Уверен ты, а изменил он первый.



                                Валленштейн



                      Еще вчера его от нищеты

                      Я спас. Что ж? Благодарности не ждал я.



                                   Терцки



                      Все таковы.



                                Валленштейн



                                   Он прав, меня покинув;

                      Он верен остается божеству,

                      Которому за карточным столом

                      Всю жизнь служил. В союз с моей удачей

                      Вступив, он порывает не со мной.

                      Что я ему, что _мне_ он? Для него

                      Я лишь корабль, который он надеждой

                      Своею наирузил. Открытым морем

                      Он плыл на нем; его опасный бег

                      Над рифом видя, он спасает ныне

                      Свое добро. Меня он покидает,

                      Как птица ветвь, ей давшую приют.

                      Сердечных уз меж нами нет разрыва.

                      Да, поделом обманут тот бывает,

                      Кто сердце в скудомысленном искал!

                      На краткий срок житейские явленья

                      На гладком отражаются челе,

                      В беспечный ум ничто не западает.

                      Волнуется легко и живо кровь,

                      Но глубь груди душою не согрета.



                                   Терцки



                      Скорей готов я гладкому челу

                      Довериться, чем хмурому иному.



                              ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ



                Валленштейн. Терцки. Илло входит взбешенный.



                                    Илло



                      Измена!



                                   Терцки



                              Что еще?



                                    Илло



                                        Велел я стражу

                      Сменить. Злодеи тифенбахцы...



                                   Терцки



                                                     Ну?



                                Валленштейн



                      Что с ними?



                                    Илло



                                  Вышли из повиновенья.



                                   Терцки



                      Вели стрелять по ним! О, дай приказ!



                                Валленштейн



                      Не горячись! Тебе какой же дали

                      Они ответ?



                                    Илло



                                  Что слушаться им должно

                      Лишь генерала Пикколомини.



                                Валленштейн



                      Как? Это что?



                                    Илло



                                    Войскам-де предъявил он

                      Указ собственноручный государя.



                                   Терцки



                      Ты слышишь, герцог?



                                    Илло



                                         По его ж внушенью

                      Полковники отправились вчера.



                                   Терцки



                      Ты слышишь?



                                    Илло



                                   Монгекукули, Караффа,

                      Еще других шесть генералов ночью

                      Уехали, чтоб с ним соединиться.

                      Приказ от императора получен

                      Им будто бы давно, на днях же он

                      Условился об этом с Квестенбергом.



              Валленштейн опускается на стул и закрывает лицо

                                  руками.



                                   Терцки



                      О, если б ты поверил мне!



                              ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ



                              Те же. Графиня.



                                  Графиня



                      Нет сил, нет сил переносить тревогу!

                      Скажите ради бога: что случилось?



                                    Илло



                      От нас все отлагаются полки;

                      Граф Пикколомини нам изменил.



                                  Графиня



                      Предчувствие мое!

                        (Бросается вон из комнаты.)



                                   Терцки



                                         Ты мне не верил.

                      Как звезды лгали, видишь ты теперь?



                                Валленштейн

                                  (встает)



                      Не лгут нам звезды, это вопреки

                      Теченью их и року совершилось.

                      Верна наука, но коварство сердца

                      Ложь в небеса правдивые внесло.

                      Основаны на правде предвещанья;

                      Где выступает из своих границ

                      Природа, там все знание земное

                      Ошибочно. Иль суеверьем было,

                      Что не хотел подобным подозреньем

                      Я образ человека осквернить?

                      Не буду я краснеть за эту слабость!

                      Религия заложена и в звере,

                      Не смеет дикий выпить чаши с жертвой,

                      Которой в грудь вонзить он хочет меч.

                      Октавио! Ты совершил не подвиг.

                      Не ум твой над моим взял верх - победу

                      Твоя душа лукавая над честной

                      Моей душой постыдно одержала.

                      Я без щита был, ты удар безбожно

                      В незащищенную направил грудь.

                      Перед таким оружьем я - ребенок.



                              ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ



                               Те же. Бутлер.



                                   Терцки



                      Вот Бутлер, друг, оставшийся у нас.



                                Валленштейн

                    (идет ему навстречу с распростертыми

                     объятиями и сердечно обнимает его)



                      В мои объятья, старый мой товарищ!

                      Не так отраден солнца вешний луч,

                      Как друга вид в подобную минуту.



                                   Бутлер



                      Пришел я, герцог...



                                Валленштейн

                          (опираясь на его плечо)



                                          Ты уже слыхал?

                      Старик мне изменил. Что скажешь? Жили

                      Мы вместе неразлучно тридцать лет.

                      В походе спали на одной кровати,

                      Из одного стакана пили мы,

                      Одним куском делились; опирался

                      Я на него, как на твое теперь

                      Плечо я дружеское опираюсь.

                      И в час, когда с доверчивой любовью

                      К его груди прижал я грудь свою,

                      Он, высмотрев удобный миг, украдкой

                      Мне медленно вонзает в сердце нож.

                     (Прячет лицо на груди у Бутлера.)



                                   Бутлер



                      Забудьте вы коварного. Скажите.

                      На что решаетесь?



                                Валленштейн



                                       Ты прав, ты прав.

                      Еще друзьями я богат, не так ли?

                      Еще любим судьбою; открывая

                      Мне злобу лицемера, в то же время

                      Она мне преданность души правдивой

                      Дает познать. Забудем мы о нем.

                      Не думайте, что мне его потеря

                      Так. тяжела; нет, мне тяжел обман.

                      Обоих я любил, ценил высоко,

                      И Макс был искренно мне предан, он

                      Не изменил мне, Макс не изменил.

                      Оставим это. Действовать нам надо.

                      Гонец из Праги, что послал мне Кински,

                      Вот-вот прибудет. Что бы он ни вез,

                      Попасться в руки он бунтовщикам

                      Не должен. Так скорее верхового

                      Отправить верного ему навстречу,

                      Чтоб тайным провести путем ко мне.



                          Илло намеревается итти.



                                   Бутлер

                              (удерживает его)



                      Кого, фельдмаршал, ждете вы?



                                Валленштейн



                      Я нарочного с вестью жду о том,

                      Как в Праге дело удалось.



                                   Бутлер



                                                  Гм!



                                Валленштейн



                                                     Что же?



                                   Бутлер



                      Так вы не знаете?



                                Валленштейн



                                        Чего?



                                   Бутлер



                                              Причины

                      Тревоги в лагере.



                                Валленштейн



                                        Как?



                                   Бутлер



                                             Тот гонец...



                                Валленштейн

                               (нетерпеливо)



                      Ну?



                                   Бутлер



                          Прибыл он.



                               Терцки и Илло



                                     Он прибыл?



                                Валленштейн



                                                Мой гонец?



                                   Бутлер



                      Уж несколько часов тому назад.



                                Валленштейн



                      И я не знал?



                                   Бутлер



                                   Его схватила стража.



                                    Илло

                               (топнув ногой)



                      Проклятье!



                                   Бутлер



                                 Распечатано письмо,

                      По лагерю гуляет...



                                Валленштейн

                         (с напряженным ожиданием)



                                           Вам известно,

                      Что в том письме?



                                   Бутлер

                                (уклончиво)



                                        Не спрашивайте, герцог!



                                   Терцки



                      О горе нам! Все рушится!



                                Валленштейн



                                              Я в силах

                      Услышать все. Скажи мне правду: Прага

                      _Потеряна_?.. Не так ли? Говори!



                                   Бутлер



                      Потеряна. Вы войском в Кениггреце,

                      В Будвейсе, Браунау, Таборе и Брюнне

                      Покинуты, - и снова присягнуло

                      Оно повсюду государю; вы же

                      И Кински, Терцки, Илло - все в опале.



            Терцки и Илло проявляют испуг и ярость.. Валленштейн

                         остается тверд и спокоен.



                                Валленштейн

                               (после паузы)



                      Решен вопрос. Душа исцелена

                      От мук своих; в груди воскресла сила,

                      И светел ум; мгла ночи быть должна

                      Там, где сияют Фридланда светила!

                      Готовился свой меч я обнажить в бою

                      С сомненьем, с колебаньем и тревогой,

                      Когда другой я мог итти дорогой;

                      Прекращена борьба во мне: стою

                      Теперь за жизнь и голову свою.

                                 (Уходит.)



                           Прочие следуют за ним.



                            ЯВЛЕНИЕ ОДИННАДЦАТОЕ



                               Графиня Терцки

                        (выходит из боковой комнаты)



                      Нет! Дольше не могу я. Где ж они?

                      Все пусто. Я одна, одна, со страхом

                      Моим убийственным. Перед сестрою

                      Казаться я спокойною должна,

                      И сдерживать в груди свои все муки -

                      Не в силах я! Коль счастье нас покинет,

                      Коль должен будет к шведам перейти

                      Он нищим беглецом, не многочтимым

                      Союзником, вождем могучей рати,

                      Коль так же, как пфальцграф, блуждать

                                                  из края в край

                      Должны мы будем памятником жалким

                      Минувшего величья... нет, дожить

                      До этого я не хочу! И если б

                      Он, так упав, свою снести мог долю,

                      Я б не снесла падения его.



                            ЯВЛЕНИЕ ДВЕНАДЦАТОЕ



                         Графиня. Герцогиня. Текла.



                                   Текла

                           (удерживая герцогиню)



                      Останьтесь, умоляю вас!



                                 Герцогиня



                                             Нет, тайну

                      Здесь страшную скрывают от меня.

                      Зачем сестра со мной не остается?

                      Зачем она, встревоженная, бродит

                      Без отдыха по залам? Ты зачем

                      Испугана? Что значат эти знаки,

                      Которыми таинственно ты с нею

                      Обмениваешься?



                                   Текла



                                     О, ничего!



                                 Герцогиня



                      Сестра, я знать хочу.



                                  Графиня



                                         Скрывать нет пользы,

                      Да и возможно ль? Раньше или позже

                      Придется ж ей узнать и перенесть.

                      Теперь не время слабой быть, нам смелость

                      И твердый дух нужны, учиться силе

                      Должны! мы. Пусть одним решится словом

                      Ее судьба. - Да, вас ввели в обман,

                      Сестра. Вы в убеждении, что герцог

                      Отставлен, - не отставлен он...



                                   Текла

                              (идет к графине)



                                                    Хотите

                      Ее убить?



                                  Графиня



                                 Ваш муж...



                                   Текла

                         (заключая мать в объятья)



                                           О мать, крепитесь!



                                  Графиня



                      Ваш муж восстал и перейти хотел

                      Уже к врагу, как отложилось войско,

                      И рухнуло задуманное им.



            При этих словах герцогиня, пошатнувшись, без чувств

                           падает на руки дочери.



                            ЯВЛЕНИЕ ТРИНАДЦАТОЕ



                    Большой зал у герцога Фридландского.



                                Валленштейн

                                (в панцыре)



                      Октавио! Достиг своей ты цели!

                      Едва ли я не так же вновь покинут,

                      Как некогда на Регенсбургском сейме

                      Покинут был. Я лишь с самим собой

                      Тогда остался, но что может значить

                      _Единый муж_, уже известно вам.

                      Роскошные вы ветви обрубили,

                      Стою я, обнаженный ствол, но в недрах

                      Скрывается живительная сила,

                      Родившая цветущий мир. Был час,

                      Когда один я заменил вам войско.

                      Рать вашу истребляли силы шведа,

                      Последняя надежда ваша, Тилли,

                      При Лехе пал. В Баварскую страну,

                      Как яростный поток, Густав ворвался,

                      И в Вене император трепетал.

                      Солдат был дорог: ведь толпа идет

                      Вослед удаче. Тут-то обратились

                      Все взоры на меня, (помощника в беде;

                      Смирилась перед горько оскорбленным

                      Надменность императора: молил он,

                      Чтоб произнес я творческое слово,

                      Чтоб населил людьми пустые станы.

                      Я это сделал. Барабанный бой

                      Раздался, имя пронеслось мое,

                      Как брани бог, из края в край по миру.

                      Свою соху оратай покидает,

                      Ремесленник работу, - все спешат

                      К знакомым им прославленным знаменам.

                      Все тот же я еще и ныне! Тело -

                      Созданье духа, и свой ратный стан

                      Вокруг себя наполнит Фридланд снова.

                      Ведите на меня свои войска!

                      Они умеют одержать победу

                      Со мной, но не победу надо мной.

                      Когда глава от членов отделится,

                      То явным станет, где жила душа.



                           Илло и Терцки входят.



                      Смелей, друзья, смелей! Мы не погибли!

                      У нас твоих есть, Терцки, пять полков

                      И Бутлера драгуны. Завтра утром

                      Шестнадцать тысяч шведов к нам примкнет.

                      Я девять лет назад не с большим войском

                      Шел покорять Германию монарху.



                           ЯВЛЕНИЕ ЧЕТЫРНАДЦАТОЕ



                  Те же. Нейман, который говорит с графом

                       Терцки, отведя его в сторону.



                                   Терцки

                                 (Нейману)



                      Кого вам нужно?



                                Валленштейн



                                      Что он говорит?



                                   Терцки



                      Что десять паппенгеймских кирасир

                      С тобой самим поговорить желают

                      От имени полка.



                                Валленштейн

                              (быстро Нейману)



                                     Пускай войдут.



                             Нейман удаляется.



                      Тут я успеха жду. Они, заметьте,

                      Колеблются, и убедить их можно.



                            ЯВЛЕНИЕ ПЯТНАДЦАТОЕ



                 Валленштейн. Терцки. Илло. Десять кирасир

                     входят во главе с ефрейтором и, по

            команде построясь перед герцогом, отдают ему честь.



                                Валленштейн

                   (смотрит на них некоторое время, затем

                          обращается к ефрейтору)



                      Тебя я знаю: ты из Брюгге родом,

                      Тебя зовут ведь Мерси?



                                  Ефрейтор



                                           Генрих Мерси.



                                Валленштейн



                      Отрядом гессенцев от войска ты

                      Отрезан был и окружен; с тобою

                      Сто восемьдесят было человек,

                      И с ними ты сквозь тысячи пробился.



                                  Ефрейтор



                      Так точно, генерал.



                                Валленштейн



                                         Чем за отвагу

                      Ты награжден был?



                                  Ефрейтор



                                        Честью, о которой

                      Я сам просил, - в полк этот поступить.



                                Валленштейн

                           (обращаясь к другому)



                      Ты был в числе охотников, которых

                      На Альтенберг послал я батарею

                      Взять шведскую.



                               Второй кирасир



                                       Так точно.



                                Валленштейн



                                                 Никого

                      Не забываю я, с кем говорил.

                      Чего хотите вы?



                                  Ефрейтор

                                (командует)



                                      На караул!



                                Валленштейн

                                (к третьему)



                      Ты кельнский уроженец, Рисбек?



                               Третий кирасир



                                                   Рисбек.



                                Валленштейн



                      Ты, шведского полковника Дюбальда,

                      Взяв в плен, доставил в Нюренбергский лагерь.



                               Третий кирасир



                      Не я.



                                Валленштейн



                            Так старший брат твой. У тебя

                      И младший был, где он теперь?



                               Третий кирасир



                                                Стоит он

                      Под Ольмюцем с полком.



                                Валленштейн

                                (ефрейтору)



                                              Так говори!



                                  Ефрейтор



                      Нам императорский указ объявлен.

                      В нем...



                                Валленштейн

                              (перебивает его)



                                Как вас избирали?



                                  Ефрейтор



                                               Жеребьевкой,

                      По одному от роты.



                                Валленштейн



                                         Продолжай!



                                  Ефрейтор



                      Нам императорский указ объявлен.

                      В нем сказано, что не должны отныне

                      Повиноваться мы тебе, затем

                      Что ты изменник и отчизны враг.



                                Валленштейн



                      На что же вы решились?



                                  Ефрейтор



                                         В Браунау, в Праге,

                      В Будвейсе, в Ольмюце приказ исполнен

                      Товарищами нашими; здесь взяли

                      Пример с них тифенбахцы и тосканцы.

                      Но мы не верим, что ты враг отчизны.

                      Что ты изменник, и считаем это

                      Обманом или выдумкой испанской.

                               (Простодушно.)

                      Пришли спросить тебя мы самого,

                      Что делать ты намерен. Был ты с нами

                      Всегда правдив: тебе мы доверяем.

                      Меж добрым войском и его вождем

                      Пусть языков не будет посторонних.



                                Валленштейн



                      Тут узнаю своих я паппенгеймцев.



                                  Ефрейтор



                      И вот с чем нас твой полк к тебе отправил:

                      Коль власти жезл, врученный государем

                      Тебе по справедливости, ты только

                      В своих руках намерен сохранить,

                      Быть честным полководцем войск австрийских, -

                      Мы за тебя готовы грудью стать,

                      Оборонять твое мы будем право;

                      И если все полки тебя оставят,

                      Мы не оставим, голову положим

                      Мы за тебя; пасть, а тебя не выдать -

                      Наш долг солдатский. Но коль так оно,

                      Как в грамоте написано, коль хочешь

                      Изменой нас перевести к врагу, -

                      Чего избави бог! - то покидаем

                      И мы тебя, как тот указ велит.



                                Валленштейн



                      Друзья мои...



                                  Ефрейтор



                                     Не нужно много слов,

                      Скажи нам: да иль нет - и с нас довольно.



                                Валленштейн



                      Послушайте. Я знаю, люди вы

                      Разумные, не за толпой идете,

                      А судите вы собственным умом, -

                      За то я вас и отличал от прочих.

                      Считает быстрый взор вождя знамена,

                      Он ратника не замечает в строе,

                      Тут без разбора все подчинены

                      Веленью строгому, и не имеет

                      Значенья человек для человека.

                      Таким для вас начальником я не был -

                      Себе самим вы в ремесле суровом

                      Понятней стали, на лице я вашем

                      Разумной мысли видел луч, и с вами

                      Я поступал как с вольными людьми,

                      За вами право голоса оставив.



                                  Ефрейтор



                      Да, генерал, ты к нам благоволил,

                      Доверья своего нас удостоил,

                      Нам более, чем всем другим, ты милость

                      Всегда оказывал, зато и мы

                      Не следуем за большинством. Ты видишь

                      Тебе мы верны. Молви только слово, -

                      Для нас довольно слова твоего, -

                      Что ты не замышлял измены, войско

                      Перевести ты не хотел врагам.



                                Валленштейн



                      Мне изменяют! Знайте, император

                      Моим врагам меня приносит в жертву.

                      Погибну я, коль за меня войска

                      Не вступятся мои. Вверяюсь вам,

                      Моей твердыней будет сердце ваше!

                      Да, эту грудь разить готовы, эту

                      Седую голову! Вот благодарность

                      Испанская за бой под Нюренбергом,

                      На люценских равнинах! Для того-то

                      Мы вражьим пикам подставляли грудь!

                      Нам мерзлая земля, холодный камень

                      Периной были, не существовало

                      Для нас быстрин, лесов непроходимых,

                      Мы Мансфельда неутомимо гнали

                      Извилистым путем его побега,

                      Вся наша жизнь была походом тяжким.

                      Мы по земле, встревоженной войной,

                      Как грозный вихрь носились бесприютно

                      И вот, когда мы выполнили дело,

                      Неблагодарное и полное проклятий,

                      И груз войны рукой неутомимой, верной,

                      Тащили, этот царственный юнец

                      Мир унесет легко и ветвь оливы -

                      Заслуженное наше украшенье -

                      Себе он в кудри русые вплетет?



                                  Ефрейтор



                      Тому не быть! Того мы не допустим!

                      Ты вел войну со славою, и ты

                      Ее окончишь. Ты на поле смерти

                      Кровавое нас вывел, только ты

                      Нас поведешь домой с веселым сердцем

                      В прекрасные и мирные долины,

                      Разделишь с нами плод работы долгой.



                                Валленштейн



                      Как? Вы надеетесь вкусить под старость

                      Плоды трудов своих? Того не ждите!

                      Конца войны вам не видать вовек,

                      Нас всех она поглотит. - Император

                      Мир заключать не хочет, потому-то

                      Мне пасть и должно, что хочу я мира.

                      Какое дело Австрии, что свет

                      Опустошен войной, что гибнет войско?

                      Ей хочется расти и покорять.

                      Вы тронуты - гнев благородный вижу

                      В глазах я ваших. О, когда б теперь

                      Моим я мог воспламенить вас духом,

                      Как увлекал он вас средь грозных битв!

                      Вы заступиться за меня хотите,

                      Готовы право защищать мое, -

                      Великодушно это! Но не ждите

                      Успеха вы, немногие. Вы даром

                      Погибнете для вашего вождя.

                                (Доверчиво.)

                      Нет! Выбрать путь нам надо безопасный,

                      Искать друзей. Швед помогать нам хочет.

                      Воспользуемся помощью его

                      Для вида лишь, до дня, когда мы будем

                      В своих руках держать судьбу Европы

                      И выведем народам благодарным

                      Желанный мир из стана своего.



                                  Ефрейтор



                      Так сносишься со шведом ты для вида?

                      Не хочешь государю изменить?

                      Нас сделать шведами? Нам только это

                      И требовалось от тебя узнать.



                                Валленштейн



                      Что мне до шведов? Ненавижу их,

                      Как ад кромешный. С божьей помощью надеюсь

                      Прогнать их скоро за море домой.

                      О благе общем мысль моя. Есть сердце

                      В моей груди, и скорбь германского народа

                      Мне больно видеть. Люди вы простые,

                      Но мыслите незаурядно: с вами

                      Могу я как с друзьями говорить.

                      Пятнадцать лет уже война пылает

                      Без устали, и все конца ей нет.

                      Папист и лютеранин, швед и немец -

                      Никто не уступает; восстают

                      Одни против других; раздоры всюду,

                      И нет судьи. - Как тут найти исход?

                      Как узел возрастающий распутать?

                      Лишь разрубив его. Я избран роком,

                      Я чувствую, на это и надеюсь,

                      Что с вашей помощью исполню все.



                            ЯВЛЕНИЕ ШЕСТНАДЦАТОЕ



                               Те же. Бутлер.



                                   Бутлер

                              (с горячностью)



                      Так поступать не следовало, герцог!



                                Валленштейн



                      Как поступать?



                                   Бутлер



                                     Нам это повредит

                      В глазах всех благомыслящих.



                                Валленштейн



                                               В чем дело?



                                   Бутлер



                      Ведь это означает бунт открытый!



                                Валленштейн



                                                    Что?

                      Что именно?



                                   Бутлер



                                  Полки все графа Терцки

                      Австрийского орла срывают со знамен

                      И твой к ним прикрепляют герб!



                                  Ефрейтор

                                (кирасирам)



                                                    Направо

                      Марш!



                                Валленштейн



                             Проклят будь, кто надоумил их!

                           (Уходящим кирасирам.)

                      Стой, братцы, стой! Произошла ошибка,

                      И строго наказать велю виновных.

                      Я объясню вам! Выслушайте! Стойте!

                      Не слушают.

                                 (К Илло.)

                                  Поди уговори их,

                      Верни сюда во что бы то ни стало.



                          Илло поспешно удаляется.



                      Погибель это наша, Бутлер! Бутлер!

                      Вы мой недобрый гений! Для чего при них

                      Сказали это вы? Все шло успешно,

                      Мне их склонить почти уж удалось.

                      Безумцы с их усердьем неуместным1

                      Жестоко шутит рок! Меня погубит

                      Услужливость друзей, не злость врагов.



                            ЯВЛЕНИЕ СЕМНАДЦАТОЕ



               Те же. Вбегает герцогиня, следом за ней Текла

                           и графиня, потом Илло.



                                 Герцогиня



                      О Альбрехт! Что ты сделал!



                                Валленштейн



                                               Вот чего

                      Недоставало!



                                  Графиня



                                   Брат, прости меня:

                      Я все открыла им.



                                 Герцогиня



                                       О, что ты сделал!



                                  Графиня

                               (графу Терцки)



                      Ужель надежды нет, и все пропало?



                                   Терцки



                      Все. Император, а не мы - хозяин Праги:

                      Ему полки все присягнули вновь.



                                  Графиня



                      Злодей Октавио! И графа Макса

                      Здесь также больше нет?



                                   Терцки



                                           Где быть ему?

                      С отцом он к императору уехал.



          Текла бросается в объятия матери и прячет лицо у нее на

                                   груди.



                                 Герцогиня

                          (заключая ее в объятия)



                      Несчастна ты; еще несчастней я.



                                Валленштейн

                      (отводит графа Терцки в сторону)



                      Вели скорей повозку приготовить,

                      Чтоб их отправить.

                           (Указывая на женщин.)

                                     Шерфенберг нам верен, -

                      Пусть он везет их в Эгер, мы туда же

                      Поедем вслед.

                          (Возвратившемуся Илло.)

                                    Ты их не воротил?



                                    Илло



                      Ты слышишь шум? Восстали паппенгеймцы:

                      Мятежно требуют, чтоб их полковник

                      Граф Макс им отдан был; кричат, что здесь он,

                      Что силою тобой задержан в замке

                      И что, коль ты не выпустишь его,

                      Освободят они его мечами.

                      Все изумлены.



                                   Терцки



                                      Как поступить?



                                Валленштейн



                                               Не говорил ли я?

                      О сердце вещее мое! Он здесь!

                      Не изменил, не мог мне изменить!

                      Я был уверен в этом.



                                  Графиня



                                           Если здесь он,

                      Еще поправить можно все, я знаю,

                      Чем удержать его!

                             (Обнимает Теклу.)



                                   Терцки



                                         Не может быть,

                      Подумай! Императору нас предал

                      Отец и перешел к нему, остаться

                      Отважится ли сын?



                                    Илло

                               (Валленштейну)



                                        Коней, которых

                      Ты подарил ему недавно, видел

                      Я нынче: их по площади вели.



                                  Графиня



                      О, так он здесь, племянница!



                                   Текла

                  (устремляет глаза на дверь и восклицает)



                                                    Вот он!





                           ЯВЛЕНИЕ ВОСЕМНАДЦАТОЕ



                          Те же. Макс Пикколомини.



                                    Макс

                  (входит и останавливается посреди залы)



                      Да, да, вот он! Я больше не могу

                      Вкруг дома этого бродить украдкой,

                      Удобного мгновенья выжидать.

                      И этот страх и эти ожиданья

                      Превыше сил моих.

                (Направляется к Текле, бросившейся в объятия

                                  матери.)

                                        О нежный ангел!

                      Взгляни! Не отвращай лица! Признайся

                      Пред всеми смело; никого не бойся.

                      Пусть слышат все, что мы друг друга любим!

                      Что нам таиться? Тайны - для счастливцев.

                      Несчастью безнадежному покров

                      Не нужен больше, поступать свободно

                      Оно вольно при свете тысяч солнц.

                 (Замечает графиню, которая с торжествующим

                          видом смотрит на Теклу.)

                      Нет, тетя, нет, с надеждой не смотрите

                      Вы на меня. Пришел я не остаться -

                      Проститься я пришел. Конец всему!

                      Прочь от тебя я должен, Текла, должен!

                      Но не могу взять ненависть твою

                      С собой. Даруй один лишь взгляд участья,

                      Скажи, что ненависти ты ко мне

                      Не чувствуешь, скажи мне это, Текла!

                  (Берет ее за руку, в сильном волнении.)

                      О боже! боже! Силы нет уйти,

                      Нет сил, нет сил оставить эту руку.

                      О, молви, Текла, что состраждешь мне

                      И веришь, что я не могу иначе.



            Текла, избегая его взгляда, указывает рукой на отца;

            Макс оборачивается в сторону герцога и только теперь

                               замечает его.



                      Ты здесь? Я не с тобой искал здесь встречи.

                      Тебя не должен был я больше видеть.

                      Имею здесь я дело только с ней,

                      Хочу оправдан быть я этим сердцем,

                      До остального же мне нужды нет.



                                Валленштейн



                      Ты думаешь, глупцом и буду я тебе

                      Позволю скрыться, разыграю сцену

                      Великодушья? Обманул, как вор,

                      Меня отец твой, для меня ты ныне

                      Лишь сын его и мне попался в руки

                      Недаром здесь. Не жди, что им безбожно

                      Нарушенную дружбу уважать я стану.

                      Прошла пора любви, пощады нежной,

                      Приходит очередь вражды и мести;

                      Могу и я быть извергом, как он.



                                    Макс



                      Как хочешь поступай со мной. Ты знаешь,

                      Что гнев твой мне не страшен, но что я

                      Не похваляюсь. Что меня здесь держит,

                      Тебе известно!

                           (Взяв Теклу за руку.)

                      Хотел я всем, всем быть тебе обязан,

                      Из рук твоих отцовских получить

                      Блаженных жребий. Ты его разрушил.

                      Но что тебе? Привык ты счастье ближних

                      Топтать во прах. Не милосердья бог

                      Тот бог, которому всегда ты служишь.

                      Как дикая, ужасная стихия,

                      С которой заключить нельзя союза,

                      Ты следуешь своим влеченьям бурным.

                      Беда тому, кто доверял тебе,

                      Кто привлечен твоим приветным видом,

                      Кто счастия земного своего

                      Тебя избрал надежною опорой!

                      Средь тишины полночной закипит

                      Нежданно огнедышащая бездна,

                      С неистовою разразится силой

                      И бедственно, чрез все людей посевы,

                      Польется истребительный поток.



                                Валленштейн



                      Изобразил ты своего отца -

                      Так черного он полон лицемерья.

                      Искусство адское мой ум затмило,

                      Судьба коварнейшего духа лжи

                      Жестоко избрала и в виде друга

                      Послала мне его. Над силой ада

                      Верх одержать как может человек!

                      Я заключил в объятья василиска

                      И кровью сердца я поил его,

                      И у сосцов любви моей окреп он

                      И напитался. Никогда не думал

                      Его я опасаться; отворил

                      Перед ним я настежь двери мыслей тайных

                      И осторожности ключи отбросил.

                      Искал мой взор в просторе звездном неба

                      Предателя, которого впустил

                      К себе я в сердце. - Если б Фердинанду

                      Я тем же был, чем твой отец был мне,

                      Я б на него не шел, итти не мог бы!

                      Он господином был моим - не другом,

                      Он не вверялся мне. Когда мне дал он

                      Власть полководца, между ним и мной

                      Уже была война, как должно вечно.

                      Меж хитростью ей быть и подозреньем.

                      Мир только между верой и доверьем.

                      Те, кто доверье отравляют, губят

                      Грядущий род в утробе матерей!



                                    Макс



                      Отца я не намерен защищать.

                      Увы! Я не могу!

                      Несчастные деянья совершились,

                      Сомкнулось преступленье с преступленьем,

                      Как звенья цепи бедственной; но мы,

                      Безвинные, как очутились в этом

                      Кругу злодейств? Кому мы изменили?

                      Зачем отцов виною обоюдной

                      Обвиты мы, как грозных змей четой?

                      Зачем должна нас, любящих друг друга,

                      Вражда отцов жестоко разлучить?

                  (С величайшей скорбью заключает Теклу в

                                 объятия.)



                                Валленштейн

                 (смотрит на него молча и подходит к нему)



                      Макс! От меня не уходи! Останься

                      Со мною, Макс! Когда в наш зимний лагерь

                      Под Прагою тебя мне принесли

                      В палатку, отрока, к зиме немецкой

                      Привыкнуть не успевшего, ты знамя

                      Еще держал рукой окоченевшей, -

                      Как муж ты не хотел расстаться с ним. Тогда

                      Плащом моим тебя покрыл я, нянькой

                      Твоею был, с заботливостью женской

                      Не постыдился за тобой ходить,

                      И, мной согретый, ожил молодою

                      Ты жизнью вновь в объятиях моих.

                      Когда с тех пор к тебе я изменился?

                      Обогатил я многих, дал в награду "

                      Им земли, почести, - тебя любил я,

                      Тебе - себя, свое я сердце отдал.

                      Они чужие были мне, а ты

                      Был мне как сын родной. - Нет, Макс!

                                                  Меня не можешь

                      Покинуть ты! Я не желаю верить,

                      Что может Макс меня покинуть.



                                    Макс



                                                   Боже!



                                Валленштейн



                      Я с детства твоего тебя лелеял

                      И о тебе заботился. Что сделал

                      Отец твой для тебя, чего б я также

                      Не сделал? Я вокруг тебя сплел сеть

                      Моей любви - порви ее, коль можешь! -

                      Ко мне ты всеми нитями души

                      Привязан, всеми узами природы,

                      Которыми быть может человек

                      Соединен с другим. Со мной расстаться!

                      Слугой будь государя! Наградит

                      Он Золотым Руном тебя за то,

                      Что от отца и друга ты отрекся,

                      Что чувство ты святейшее презрел!



                                    Макс

                             (в сильной борьбе)



                      О боже мой! Я волен ли?.. Присяга...

                      Долг...



                                Валленштейн



                             Долг? Какой? И кто же ты? Коль ныне

                      Я перед императором виновен, -

                      Вина - моя, ты не причастен к ней.

                      Себе ль ты принадлежишь? Собою

                      Располагаешь ли? Стоишь ли в мире,

                      Как я, свободен, чтобы быть творцом

                      Своих деяний? От меня зависишь,

                      Мне ты подвластен, я твой император;

                      Принадлежать, повиноваться мне -

                      Вот весь твой долг и твой закон природы.

                      Когда тот мир, которого ты житель,

                      С пути сорвавшись своего, пылая,

                      С другим столкнется миром, не дано

                      Тебе избрать, итти ли с ним иль нет.

                      Умчит великой силой он стремленья

                      С собой тебя и спутников своих.

                      Грех на себя возьмешь ты не тяжелый,

                      Не обвинят тебя, - тебя похвалят

                      За то, что друга предпочел всему.



                           ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТНАДЦАТОЕ



                               Те же. Нейман.



                                Валленштейн



                      Что там?



                                   Нейман



                      Все паппенгеймцы, спешившись, сюда

                      Сомкнутым строем движутся: решили



                      Они с мечом в руке взять дом и графа

                      Освободить.



                                Валленштейн

                              (к графу Терцки)



                                  Цепь протянуть вели

                      И выставить орудия! Я встречу

                      Их ядрами цепными.



                               Терпки уходит.



                                        Мне мечом

                      Предписывать! Иди скажи им, Нейман,

                      Что я велю им отступить сейчас же

                      И ждать, храня порядок, молча, что мне делать

                      Угодно будет.



                  Нейман удаляется. Илло подходит к окну.



                                  Графиня



                                     Отпусти его,

                      Брат! Отпусти! Молю тебя!



                                    Илло

                                  (у окна)



                                               Проклятье!



                                Валленштейн



                      Что там?



                                    Илло



                               На ратушу они взошли,

                      Срывают кровлю; вот взялись за пушки

                      И направляют их сюда...



                                    Макс



                                              Безумцы!



                                    Илло



                      Хотят начать обстрел...



                            Герцогиня и графиня



                                        Творец небесный!



                                    Макс

                               (Валленштейну)



                      Позволь мне к ним, уговорить...



                                Валленштейн



                                                   Ни шагу!



                                    Макс

                      (указывая на Теклу и герцогиню)



                      Но жизнь их! Жизнь твоя!



                                Валленштейн



                                         Что скажешь, Терцки?



                             ЯВЛЕНИЕ ДВАДЦАТОЕ



                               Те же. Терцки.



                                   Терцки



                      Весть от полков нам верных. Им отваги

                      Своей-де больше не сдержать и просят

                      Им разрешить ударить на врага.

                      В руках их двое городских ворот.

                      Дай только знак - и могут в тыл зайти

                      Они врагам, их в городе стеснить

                      И в узких улицах легко осилить.



                                    Илло



                      Не дай остыть их рвению! Нам верен

                      Полк Бутлера, нас больше, чем восставших.

                      Мы верх возьмем и здесь же бунт подавим.



                                Валленштейн



                      Чтоб этот город полем битвы стал?

                      Междоусобной огнеокой брани

                      Неистовствовать мы позволим в нем?

                      И ярости, вождя не признающей,

                      Решенье дела предоставим? Здесь

                      Лишь для резни есть место, не для боя.

                      Освобожденных фурий дикой злобы

                      Не сдержит власть ничья. Да будет Так!

                      Обдумывал я долго, пусть свершится

                      Оно теперь мгновенно и кроваво!

                            (Обращаясь к Максу.)

                      Что ж? Хочешь ли сразиться ты со мною?

                      Итти ты волен! Стань со строем их,

                      Веди их в бой! Ты воевать умеешь;

                      Ты научился у меня, не стыдно

                      Тебя иметь противником, и случай

                      Едва ль найдешь ты лучший за уроки

                      Мне заплатить.



                                  Графиня



                                     Вот до чего дошло!

                      Макс! Макс! И это выдержать вы в силах?



                                    Макс



                      Полки, порученные мне, дал слово

                      Присяге верными я увести;

                      Исполню это иль умру. Иного

                      Не требует мой долг. С тобой сражаться,

                      Пока возможно, буду избегать, -

                      Мне голова твоя еще священна,

                      Хотя ты стал моим врагом.



            Раздаются два выстрела Илло и Терпки спешат к окну.



                                Валленштейн



                                                Что там?



                                   Терцки



                      Убит!



                                Валленштейн



                            Кто?



                                    Илло



                                   Выстрелили тифенбахцы.



                                Валленштейн



                      По ком?



                                    Илло



                               По Нейману, который послан

                      Тобою был...



                                Валленштейн

                                 (с гневом)



                                   Проклятье! Так я сам...

                               (Хочет итти.)



                                   Терцки



                      Их ярости итти навстречу хочешь?



                            Герцогиня и графиня



                      Избави бог!



                                    Илло



                                  Теперь не время, герцог!



                                  Графиня



                      Останови, останови его!



                                Валленштейн



                      Пусти!



                                    Макс



                              Не делай этого, теперь

                      Не делай: их ожесточил свирепый

                      Поступок их, раскаянья дождись...



                                Валленштейн



                      Прочь! Слишком долго колебался я.

                      Они свершать дела такие смеют

                      Лишь потому, что самого меня

                      Не видят; пусть увидят, пусть услышат

                      Мой голос. Не мои ль они полки?

                      Не я ль их вождь и грозный повелитель?

                      Посмотрим, чуждо ль стало им лицо,

                      Что в темной битве солнцем их бывало?

                      Оружия не надо. Покажусь

                      Бунтовщикам, и тотчас же, смирившись,

                      Вернутся вновь тревожные умы

                      В привычные пределы послушанья.

                                 (Уходит.)



                   За ним следуют Илло, Терцки и Бутлер.



                          ЯВЛЕНИЕ ДВАДЦАТЬ ПЕРВОЕ



                      Графиня. Герцогиня. Макс. Текла.



                                  Графиня

                                (герцогине)



                      Когда его увидят... Есть надежда,

                      Сестра.



                                 Герцогиня



                             Надежда! Я простилась с нею.



                                    Макс

               (стоявший во время последнего явления впереди

              в приметной, борьбе с самим собою, приближается)



                      Нет! Этого снести я не могу.

                      Пришел сюда с намереньем я твердым

                      И с верою, что прав и непорочен

                      Поступок мой; здесь я стою, как изверг,

                      Достойный ненависти, на себя

                      Проклятье навлекая и презренье

                      Тех, кто мне дорог; видеть в тяжкой скорби

                      Любимых мной я должен, хоть могу их

                      Единым словом осчастливить. Сердце

                      Возмущено во мне, и спор ведут

                      Два голоса в груди, и ночь во мне,

                      Бессилен истинное выбрать я. Отец!

                      Ты правду говорил: я слишком твердо

                      Уверен был в себе; стою колеблясь,

                      Не знаю, как я должен поступить.



                                  Графиня



                      Не знаете? Вам не подскажет сердце?

                      Так я скажу вам это!

                      Отец ваш изменил безбожно нам,

                      На герцога он посягнул, он стыд

                      Навлек на нас; так ясно же, что делать

                      _Вы_, сын его, должны: его злодейство

                      Исправив, верности подать пример,

                      Чтоб имя Пикколомини проклятьем

                      Всегдашним не осталось и позорным

                      Прозванием в семействе Валленштейнов.



                                    Макс



                      Из чьих я уст услышу голос правды?

                      Волнуют всех нас страсти здесь. О, если б

                      Теперь ко мне сойти мог ангел с неба,

                      Мне истину святую почерпнуть

                      Из чистого ключа рукою чистой!

                      (Взор его обращается на Текли.)

                      И я еще зову его? Другого

                      Жду ангела?

                 (Подходит к ней и обвивает ее стан рукой.)

                                  Непогрешимым сердцем,

                      Святым и чистым, ты решить должна.

                      Спрошу твою любовь, что осчастливить

                      Счастливого лишь может, что несчастно

                      Виновного отвергнет навсегда.

                      Меня любить ты можешь, коль останусь?

                      Скажи, что можешь, - и тогда я ваш.



                                  Графиня

                             (многозначительно)



                      Подумай...



                                    Макс

                               (прерывая ее)



                                 Нет, не думай ни о чем!

                      Скажи, что чувствуешь!



                                  Графиня



                                         Отец твой, помни...



                                    Макс

                               (прерывая ее)



                      Не Фридланда я спрашиваю дочь, -

                      Тебя, тебя, возлюбленную! Дело

                      Идет не о короне; размышлять

                      Тогда могла б ты, - дело о душевном

                      Покое друга твоего идет,

                      О тысяче товарищей отважных,

                      Которые последуют теперь

                      Его примеру. Должен ли присягу

                      Нарушить я и в стан Октавио

                      Послать отцеубийственную пулю?

                      Свинец, из дула вырвавшийся, больше

                      Не мертвое орудие, - живет он,

                      Вселится дух в него, покорен власти

                      Он Эвменид карающих, и злейший

                      Они ему указывают путь.



                                   Текла



                      О Макс!



                                    Макс

                               (прерывая ее)



                              Не отвечай мне слишком скоро!

                      Тебя я знаю, - сердцем ты способна

                      Труднейший долг всем прочим предпочесть.

                      Как человек здесь поступить хочу я,

                      Не как герой. Подумай, чем обязан

                      Я герцогу, припомни, чем воздал

                      Ему отец мой. А влеченье дружбы,

                      Признательности чувство для души -

                      Святой закон, и мстит тяжелым мщеньем

                      Природа нарушителю его.

                      Все, все ты взвесь - и твоему дай сердцу

                      Решить вопрос.



                                   Текла



                                      Твое его давно

                      Решило. Первому последуй чувству

                      Ты своему!



                                  Графиня



                                 Несчастная!



                                   Текла



                                             Как может

                      Быть справедливым то, чего сначала

                      Ты не избрал правдивым этим сердцем?

                      Исполни долг свой. Как ты б ни решился,

                      Тебя любить не перестала б я.

                      Поступки все твои тебя достойны

                      И благородны были бы всегда.

                      Раскаянье же не должно нарушить

                      Душевного покоя твоего.



                                    Макс



                      Итак, я вынужден с тобой расстаться!

                      Жить без тебя!



                                   Текла



                                     Себе оставшись верен,

                      Ты верен мне. Судьба нас разлучает,

                      Сердец ей наших разлучить нельзя.

                      Дом Пикколомини и дом Фридлаада

                      Навек разделены враждой кровавой,

                      Но мы с тобой, мы не принадлежим

                      К своим домам. Ступай, ступай и дело

                      Свое благое отделить спеши

                      От нашего, злосчастного. Не медли!

                      На нашей голове проклятье неба,

                      Паденью мы обречены! Погубит

                      Вина отца меня. Не сетуй! Скоро

                      Решится жребий мой.



           Макс в сильном волнении обнимает ее. За сценой слышны

             громкие, яростные долго не смолкающие восклицания:

            "Vivat Ferdinandus", сопровождаемые военной музыкой.

               Макс и Текла замирают друг у друга в объятиях.



                          ЯВЛЕНИЕ ДВАДЦАТЬ ВТОРОЕ



                               Те же. Терцки.



                                  Графиня

                            (идет ему навстречу)



                      Что значат эти клики?



                                   Терцки



                                            Все пропало!

                      Все кончено!



                                  Графиня



                                    Он их смирить не мог?



                                   Терцки



                      Напрасно было все.



                                  Графиня



                                         Они кричали:

                      Да здравствует...



                                   Терцки



                                        Австрийский Фердинанд!



                                  Графиня



                      Изменники!



                                   Терцки



                                  И не дали промолвить

                      Ему ни слова. Только речь он начинал,

                      Как заглушали музыкой ее.

                      Идет он.



                          ЯВЛЕНИЕ ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЕ



                 Те же. Валленштейн в сопровождении Илло и

                          Бутлера. Затем кирасиры.



                                Валленштейн



                               Граф Терцки!



                                   Терцки



                                            Герцог!



                                Валленштейн



                      Чтоб полки сейчас же

                      Готовились к походу. Мы до ночи

                      Оставим Пильзен.



                               Терцки уходит.



                                       Бутлер!



                                   Бутлер



                                               Генерал!



                                Валленштейн



                      Гонца отправьте к коменданту в Эгер.

                      Он ваш земляк и друг. Вы напишите,

                      Чтоб был готов принять нас завтра в крепость.

                      За нами следом со своим полком

                      Вы двинетесь.



                                   Бутлер



                                   Я слышал вас, фельдмаршал.

                      Исполню все.



                                Валленштейн

                 (подходит к Максу и Текле, которые все это

                      время стояли, крепко обнявшись)



                                     Расстаньтесь!



                                    Макс



                                                  Боже!



          Кирасиры с обнаженными шпагами входят и останавливаются

           в глубине зала. В то же время слышны за сценой отрывки

            из паппенгеймского марша, как бы призывающие Макса.



                                Валленштейн

                                (кирасирам)



                                                       Вот он.

                      Свободен он. Я не держу его.

               (Отворачивается и стоит так, что Макс не может

                       подойти ни к нему ни к Текле.)



                                    Макс



                      Меня ты ненавидишь, злобно гонишь.

                      Любви давнишней узам суждено

                      Не развязаться нежно, а порваться.

                      Но захотел ты боль разрыва сделать

                      Еще больнее мне. Жить без тебя

                      Не научился я, ты это знаешь;

                      Иду в пустыню, - все здесь оставляю,

                      Все, что люблю! Не отвращай лица!

                      Твои черты, мне вечно дорогие,

                      Мне раз еще теперь увидеть дай!

                      Не отвергай меня...

               (Хочет взять его руку. Валленштейн отдергивает

                      ее. Макс обращается к графине.)

                                        Не обратится ль

                      Взор состраданья на меня? Графиня!



              Графиня отворачивается; он подходит к герцогине.



                      Мать Теклы вы моей!



                                 Герцогиня



                                           Идите, граф,

                      Куда зовет вас долг! Нам верным другом,

                      Заступником нам можете усердным

                      У трона императора вы быть.



                                    Макс



                      Вы не хотите без надежд оставить,

                      Предать вполне отчаянью меня.

                      Отрады не ищите мне напрасно

                      В пустой мечте. Мое несчастье верно,

                      И слава милосердным небесам,

                      Что прекратить его дано мне средство!



           Снова начинается военная музыка. Зал все более и более

           наполняется вооруженными воинами. Макс видит Бутлера.



                      Вы здесь, полковник Бутлер? Не пойдете

                      За мною вы? Прощайте же! Служите

                      Вы господину новому верней,

                      Чем прежнему служили. Дайте руку

                      И слово мне, что будете всечасно

                      Жизнь охранять его.



                         Бутлер не подает ему руки.



                                         Опальный он,

                      И голова его добычей стала

                      Убийцы каждого, который плату

                      Назначенную взять себе захочет

                      За злодеяние. Ему теперь

                      Заботливость нужна прямого друга.

                      А те, которых вижу вкруг него...

               (Многозначительно смотрит на Илло и Бутлера.)



                                    Илло



                      Изменников ищите там, где Галлас

                      И ваш отец. Здесь лишь один остался.

                      Нас от него избавить вам пора!



             Макс пытается еще раз подойти к Текле. Валленштейн

           препятствует этому. Он стоит в нерешительности, полный

           скорби; между тем зал все больше наполняется, и звуки

                труб за сценой раздаются все громче и чаще.



                                    Макс



                      Трубите! О, когда бы это был

                      Зов шведских труб, зов к битве беспощадной!

                      Когда б мечи все эти обнажились

                      Пронзить мне грудь! - Чего хотите вы?

                      Меня с ней разлучить? - Не доводите

                      Вы до отчаянья меня! Пришлось бы

                      Раскаяться вам в том!



                 Весь зал наполнен вооруженными солдатами.



                                            Еще

                      На тяжесть тяжесть, и людская масса

                      Увлечь меня готова. Берегитесь!

                      Себе вождем опасно брать того,

                      Кто безнадежен. Вы меня из рая

                      Безжалостно влечете моего -

                      Свершись же месть над вами роковая!

                      Будь выбор ваш вам карой и бедою!

                      Идет на смерть, кто следует за мною!



          В то время как он направляется в глубину сцены, кирасиры

                в шумном волнении окружают и провожают его.

            Валленштейн стоит недвижимо. Текла падает в объятия

                                  матери.



                                  Занавес



                             ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ



                               ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ



                        В доме бургомистра в Эгере.



                                   Бутлер

                                  (входя)



                      Он здесь. Сюда он роком приведен.

                      Решетка вслед за ним упала. Так же,

                      Как перед ним, спустился этот мост

                      И, дав ему пройти, поднялся снова, -

                      Спасенья путь отрезан для него.

                      До этих пор лишь, Фридланд, и не дале! -

                      Гласит судьба. Возник в земле богемской

                      Ты дивным метеором, пролагая

                      По небесам сверкающий свой путь,

                      И у границ Богемии померкнешь!

                      От прежних ты знамен своих отрекся

                      И веришь в счастье старое, слепец!

                      Чтоб вновь разжечь в империи войну,

                      Чтоб лар очаг священный уничтожить,

                      Вооружил преступную ты руку.

                      Тобою правил мести дух свирепый, -

                      Смотри, от мести не погибни сам.



                               ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ



                              Бутлер и Гордон.



                                   Гордон



                      Вы это? Жаждал я беседы с вами.

                      Изменник герцог! Боже! Он - беглец!

                      И голова его оценена!

                      Скажите мне: как в Пильзене все это

                      Произошло?



                                   Бутлер



                                 Письмо вы получили,

                      Которое послал я вам с гонцом?



                                   Гордон



                      И все исполнил, как вы мне велели,

                      Впустил его я в крепость, так как было

                      Мне императорское предписанье

                      Повиноваться слепо вам во всем.

                      Но - вы меня простите - как увидел

                      Я герцога, в сомнение невольно

                      Я снова впал. Вступил не как опальный

                      Он в город. На челе его, как встарь,

                      Величие властителя сияло,

                      Повиновенья требуя. Спокойно,

                      Как в дни порядка, принял от меня

                      Отчет он. Человек в беде приветлив,

                      И ласково бывает к малым людям

                      Величье павшее. Но герцог скупо,

                      С достоинством слова мне одобренья

                      Отмеривал, как господин слуге.



                                   Бутлер



                      Все точно так, как вам писал я: войско

                      Врагам он продал, Прагу и Эгер

                      Отдать хотел. Узнав о том, полки

                      Оставили его. Из них лишь пять

                      Пришли с ним под командой графа Терцки,

                      Объявлен он опальным, и обязан

                      Его живым иль мертвым выдать каждый,

                      Кто верный императору слуга.



                                   Гордон



                      Такой вельможа изменил престолу!

                      Что значит все величие земное!

                      Я часто говорил: он плохо кончит;

                      Погубит герцога его же сила,

                      Его же власть, которой нет предела!

                      Растут желанья: можно ль человека

                      Умеренности доверять его?

                      Его в границах держит лишь закон,

                      Лишь торная обычая дорога.

                      Власть герцога неслыханна была,

                      Он ею с императором равнялся:

                      От послушанья гордый ум отвык.

                      Да, жаль такого человека! Кто же

                      Там устоять бы мог, где Фридланд пал!



                                   Бутлер



                      Успеете жалеть, когда он будет

                      Нуждаться в состраданье. Он теперь

                      Еще опасен. Подступают шведы

                      И вскоре, если мы не примем мер,

                      Соединятся с ним. Нам невозможно медлить,

                      Нельзя мне допустить, чтоб он свободный

                      Отсюда вышел. В плен его здесь взять

                      И жизнью я и честью обязался,

                      И помощи от вас я ожидаю.



                                   Гордон



                      Когда б не видеть этого мне дня!

                      Из рук его я принял эту должность,

                      Он эту крепость мне препоручил,

                      И быть ему она должна тюрьмою!

                      У нас, у подчиненных, воли нет, -

                      Один лишь тот, кто силен и свободен,

                      Влеченьям сердца может уступать.

                      А мы должны жестокого закона

                      Быть исполнители; доступна нам

                      Одна лишь добродетель - послушанье.



                                   Бутлер



                      Не жалуйтесь, что в действиях своих

                      Так стеснены вы. Где свободы много,

                      Там много заблуждений. Безопасен

                      Повиновенья только узкий путь.



                                   Гордон



                      Итак, покинут герцог всеми? Скольких

                      Он осчастливил королевски щедро!

                      Его рука всегда была готова

                      Дарами каждого осыпать...

                       (Искоса взглянув на Бутлера.)

                                                Поднял

                      Иного он из праха - сан высокий

                      И положенье дал ему; а друга

                      Надежного в нужде и злополучье

                      Ни одного себе не приобрел.



                                   Бутлер



                      Здесь, вижу я, есть друг ему надежный.



                                   Гордон



                      Мне милостью его нельзя хвалиться.

                      Быть может, он в величье и не вспомнил

                      Про друга юности своей. Вдали

                      От герцога я был удержан службой.

                      Меня из виду потерял он здесь,

                      Где, не участвуя в его щедротах,

                      Свободу сердца я себе сберег.

                      Когда меня начальником назначил

                      Он этой крепости, еще был верен

                      Он долгу своему; не обману я

                      Его доверья, честно охраняя,

                      Что он поручит честности моей.



                                   Бутлер



                      Скажите ж: императора веленье

                      Хотите ли исполнить, мне помочь

                      Его взять в плен?



                                   Гордон

                       (задумчиво помолчав, скорбно)



                                     Когда все это правда,

                      Что вы сказали, если изменил

                      Он императору, и продал войско,

                      И крепости хотел открыть врагам, -

                      Спасенья нет ему. Но что меня

                      Из всех других назначили орудьем

                      Погибели его - жестоко это.

                      В Бургау служили вместе при дворе

                      Пажами мы, но я был старший.



                                   Бутлер



                                                    Знаю.



                                   Гордон



                      Тому теперь едва ль не тридцать лет,

                      Исполнен был уже стремлений смелых

                      Двадцатилетний юноша тогда.

                      О важных он лишь помышлял предметах,

                      Как зрелый муж, был тих и молчалив

                      Меж нами, вел с самим собой беседы,

                      Забав чуждался детских. Но минуты

                      Восторженности странной находили

                      Внезапно на него, и вырывался

                      Из глубины таинственной души

                      Могучей мысли луч, и мы дивились

                      Его словам, не зная, было ль это

                      Безумья речь иль божье вдохновенье.



                                   Бутлер



                      Там и случилось то, что, задремавши

                      Раз у окна, он с высоты упал

                      Двухъярусной и встал без повреждений?

                      Есть слух, что были с ним с тех пор припадки

                      Безумья.



                                   Гордон



                                Стал задумчивее он

                      И сделался католиком. В нем чудо

                      Спасения его вдруг перемену

                      Произвело. Себя он существом

                      Предизбранным почел и дерзновенно,

                      Как будто знать несчастия не мог,

                      Пошел неверною стезею жизни;

                      И нас судьба далеко развела.

                      К величию и славе быстрым шагом

                      Он восходил; за ним следил я взором,

                      И голова кружилась. Стал он вскоре

                      И граф, и князь, и герцог, и диктатор.

                      И мало все ему теперь, - он руку

                      К короне королевской простирает

                      И в бездну падает!



                                   Бутлер



                                         Молчите! Он

                      Идет сюда.



                               ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ



       Те же. Валленштейн входит, разговаривая с бургомистром Эгера.



                                Валленштейн



                      Ваш город прежде вольный был? Зачем же

                      У вас орел не целый на гербе,

                      А половина лишь его?



                                 Бургомистр



                                           Имперским

                      Мы были городом, но двести лет

                      Как город у Богемии в закладе.

                      Отрезан потому до половины

                      Гербовый наш орел, покуда нас

                      Не выкупит империя.



                                Валленштейн



                                          Свободы

                      Достойны вы. Не увлекайтесь только

                      Словами злоумышленных людей!

                      Большую ль подать с вас берут?



                                 Бургомистр

                             (пожимая плечами)



                                                   Такую,

                      Что нам вносить ее едва возможно:

                      Мы же содержать должны и гарнизон.



                                Валленштейн



                      Вам будет льгота. Есть здесь протестанты?



                             Бургомистр смущен.



                      Да, да! Я знаю, в городе их много

                      Скрывается! Признайтесь мне: вы сами,

                      Не правда ли?

                  (Пристально смотрит на него. Бургомистр

                                 пугается.)

                                    Не бойтесь! Иезуитов

                      Я ненавижу; если б только мог,

                      Их из империи давно б я выгнал.

                      Обедня, библия - мне все равно;

                      Я это доказал: я лютеранам

                      В Глогау сам церковь выстроил. Скажу вам...

                      Как вас зовут?



                                 Бургомистр



                                   Пахгельбель, ваша светлость.



                                Валленштейн



                      О том, что вам поверю я, с другими

                      Не говорите вы.

                  (Положив ему руку на плечо, с некоторой

                             торжественностью.)



                                       Да, бургомистр,

                      Пришла пора, могучие падут,

                      И слабые возвысятся. Но это

                      Меж нами пусть! Владычество двойное

                      Испанцев близится к концу, и новый

                      Порядок установится. Недавно

                      Вы видели ль на небе три луны?



                                 Бургомистр



                      Со страхом видел.



                                Валленштейн



                                        Вытянулись две

                      В кровавые кинжалы, и осталась

                      Лишь средняя светла, не изменясь.



                                 Бургомистр



                      Мы полагали, что беду от турок

                      Пророчит нам оно.



                                Валленштейн



                                        От турок? Нет.

                      На западе падут и на востоке

                      Два государства, говорю я вам,

                      И лютеран лишь уцелеет вера.

                       (Замечает Бутлера и Гордона.)

                      Мы вечером пальбу слыхали слева,

                      Как ехали сюда. Была ли вам

                      И здесь она слышна?



                                   Гордон



                                      Да, ваша светлость,

                      По ветру прямо с юга несся гул.



                                   Бутлер



                      От Нейштадта иль Вейдена, должно быть.



                                Валленштейн



                      Дорогой этой подступают шведы.

                      А как силен ваш гарнизон?



                                   Гордон



                                                   У нас

                      Сто восемьдесят только годных к службе,

                      Все остальные инвалиды.



                                Валленштейн



                                              Много ль

                      Стоит в Иоахимстале?



                                   Гордон



                                           Укрепить

                      Считая нужным этот пост, я двести

                      Пищальников туда теперь отправил.



                                Валленштейн



                      Похвальна ваша осторожность. Видел

                      При въезде я, что строите вы также

                      Здесь укрепленья.



                                   Гордон



                                        Нам грозит Рейнграф,

                      Так наскоро еще два бастиона

                      Построить я велел.



                                Валленштейн



                                         Усердный вы

                      Слуга престола, я доволен вами.

                                 (Бутлеру.)

                      Пост в Иоахимстале снять, как и другие

                      В том направлении.

                                 (Гордону.)

                                        Вам, комендант,

                      Препоручаю я мою жену,

                      Дочь и сестру. Я сам здесь не останусь,

                      Жду только писем. Завтра же, чем свет,

                      Из крепости я выступлю с полками.



                             ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ



                            Те же. Граф Терцки.



                                   Терцки



                      Желанные и радостные вести!



                                Валленштейн



                      Какие же?



                                   Терцки



                                 Под Нейштадтом был бой,

                      И шведы победили.



                                Валленштейн



                                        Как? Откуда

                      Известье?



                                   Терцки



                               Селянин принес из Тиршенрейта.

                      Сраженье завязалось по закате.

                      Отряд имперских войск напал нежданно

                      На шведский лагерь. Бились два часа,

                      Имперских тысячу легло на месте,

                      И с ними их полковник. Вот что было

                      Мне сказано.



                                Валленштейн



                                  Кто ж в Нейштадт мог поспеть?

                      Не Альтрингер - не прилетел же птицей:

                      В четырнадцати милях он оттуда

                      Стоял вчера. Во Фрауэнберге Галлас

                      Войск и поныне не собрал своих.

                      Ужели Суис вперед прошел так смело?

                      Не может быть.



                              Появляется Илло.



                                   Терцки



                                      Сейчас узнаем все,

                      Вот Илло к нам идет с веселым видом.



                               ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ



                                Те же. Илло.



                                    Илло

                               (Валленштейну)



                      К тебе гонец с докладом прискакал.



                                   Терцки



                      Слух о победе подтвердился ль?



                                Валленштейн



                                                   С вестью

                      Какою прислан он и кем?



                                    Илло



                                             Рейнграфом;

                      А весть его тебе могу сказать я:

                      В пяти лишь милях шведские войска.

                      Под Нейштадтом Макс Пикколомини

                      Ударил с конницей на них; ужасна

                      Была резня, но численностью шведы

                      Верх взяли наконец: полк паппенгеймцев

                      На месте лег, и Макс с ним.



                                Валленштейн



                                                 Где гонец?

                      Веди меня к нему.

                               (Хочет итти.)



               Девица Нейбрунн врывается в комнату; следом за

                  ней несколько слуг пробегают через зал.



                                  Нейбрунн



                                         Ах! Помогите!

                      Спасите!



                               Илло и Терцки



                               Что такое? Что случилось?



                                  Нейбрунн



                      Дочь герцога...



                            Валленштейн и Терцки



                                      Узнала?



                                  Нейбрунн



                                               Умирает!

                             (Поспешно уходит.)



                 Валленштейн, Илло и Терцки следуют за ней.



                               ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ



                              Бутлер. Гордон.



                                   Гордон

                                (изумленно)



                      Что это значит! Растолкуйте мне!



                                   Бутлер



                      Пал в битве тот, кого она любила,

                      Вождь паппенгеймцев, Пикколомини.



                                   Гордон



                      Несчастная!



                                   Бутлер



                      Вы слышали, что Илло говорил:

                      Идут победоносно шведы.



                                   Гордон



                                               Слышал.



                                   Бутлер



                      Двенадцать у него полков, и пять

                      Прибывших с герцогом стоят вблизи.

                      У нас всего мой полк, и гарнизонных

                      Двухсот не соберется человек.



                                   Гордон



                                                   Всё так.



                                   Бутлер



                      С отрядом этим малым невозможно

                      Нам пленника такого удержать.



                                   Гордон



                      Конечно, нет.



                                   Бутлер



                      Его легко освободить им, наших

                      Обезоружив.



                                   Гордон



                                  Да, конечно.



                                   Бутлер

                               (после паузы)



                                                Знайте,

                      Я за успех порукой. Отвечаю

                      Я головой за голову его.

                      Я слово данное сдержать обязан,

                      Коль удержать его живого трудно,

                      Он - мертвый не уйдет от нас.



                                   Гордон



                      Как? Боже правый! Точно ль я вас понял?

                      Ужели...



                                   Бутлер



                                Смерть его необходима...



                                   Гордон



                      Такой вы грех свершите?



                                   Бутлер



                                             Я иль вы.

                      Он завтрашнего утра не увидит.



                                   Гордон



                      Убить его хотите вы?



                                   Бутлер



                                           Хочу.



                                   Гордон



                      Вам доверявшего!



                                   Бутлер



                                        Его злой рок!



                                   Гордон



                      Фельдмаршала священную особу?



                                   Бутлер



                      Им был он.



                                   Гордон



                                  Чем он был, того затмить

                      Не может преступленье никакое.

                      И без суда?



                                   Бутлер



                                  Судом да будет казнь!



                                   Гордон



                      Убийство это, но не правосудие!

                      Суд выслушать виновнейшего должен.



                                   Бутлер



                      Вина ясна. Судьей был император.

                      И выполним мы волю лишь его.



                                   Гордон



                      Свершением кровавых приговоров

                      Не должно торопиться: можно слово

                      Обратно взять, - жизнь возвратить нельзя.



                                   Бутлер



                      Хотят поспешной службы государи.



                                   Гордон



                      Муж благородный палачом не служит.



                                   Бутлер



                      Пред смелым делом храбрый не дрожит.



                                   Гордон



                      Приносит храбрый в жертву жизнь, ее совесть.



                                   Бутлер



                      Ему отсюда выйти и войны

                      Зажечь опять неугасимый пламень?



                                   Гордон



                      Свободу отнимите у него,

                      Но жизнь ему оставьте, делом лютым

                      Не упреждайте ангела пощады.



                                   Бутлер



                      Его б лишить я жизни не хотел,.

                      Не будь разбито войско государя.



                                   Гордон



                      Зачем ему я крепость отворил?!



                                   Бутлер



                      Смерть послана ему судьбой, не местом.



                                   Гордон



                      Мне вверенную крепость защищая,

                      В бою упорном я бы честно пал.



                                   Бутлер



                      Бойцов отважных тысячи погибли.



                                   Гордон



                      За долг свой, удостоившись хвалы,

                      Но на убийстве злом лежит проклятье.



                                   Бутлер

                        (вынимая из кармана бумагу)



                      Вот манифест: он герцога взять в плен

                      Вам так же, как и мне, велит. Хотите ль

                      Взять на себя ответственность вы, если

                      По вашей он вине уйдет к врагу?



                                   Гордон



                      О небо! Я, бессильный?



                                   Бутлер



                                            Поручитесь

                      За все последствия, и будь что будет,

                      Я все на вас слагаю.



                                   Гордон



                                           Боже мой!



                                   Бутлер



                      Вы знаете ль другое средство волю

                      Исполнить императора? Скажите!

                      Падения его хочу - не смерти.



                                   Гордон



                      Что быть должно, я вижу тоже ясно,

                      Но сердце бьется иначе во мне.



                                   Бутлер



                      С ним здесь и этот Терцки, этот Илло

                      Должны погибнуть.



                                   Гордон



                                        О, их мне не жаль!

                      _Они_ своей корысти уступали, -

                      Не веря в тайную созвездий власть.

                      В грудь безмятежную его _они_-то

                      Вложили семя страсти роковой,

                      Нечастный плод старательно питали.

                      Будь злая мзда за злое дело им!



                                   Бутлер



                      И прежде герцога их смерть постигнет.

                      Я все устроил. Их хотел средь пира

                      Схватить я ночью и держать в плену;

                      Но лучше и короче так. Сейчас же

                      Я приказанья нужные раздам.



                              ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ



                            Те же. Илло. Терцки.



                                   Терцки



                      Теперь не то уж будет! Завтра к нам

                      Примкнут двенадцать тысяч храбрых шведов.

                      Тогда на Вену! Веселей, старик,

                      Не хмурься при такой хорошей вести.



                                    Илло



                      Да, наш черед предписывать законы

                      И отомстить злодеям, нас бесстыдно

                      Покинувшим. Один уже казнен,

                      Макс Пикколомини. Когда б им всем

                      Такая ж, как ему, досталась доля!

                      Какой удар для старика! Возвысить

                      Свой древний род и княжества добиться

                      Всю жизнь свою старался, а теперь

                      Хоронит он единственного сына!



                                   Бутлер



                      Жаль доблестного юношу. Сам герцог

                      Был, очевидно, огорчен известьем.



                                    Илло



                      Послушай, этого-то одобрять

                      Я и не мог, за то с ним и бранился,

                      Что итальянцев этих он всегда

                      Предпочитал нам. И теперь, клянусь,

                      Он был бы рад всех мертвыми нас видеть,

                      Коль мог бы этим другу жизнь вернуть.



                                   Терцки



                      Оставь в покое мертвых! Нас сегодня

                      Ваш угощает полк, так дело в том,

                      Кто перепьет кого. В честь карнавала

                      Всю пропируем ночь и будем ждать,

                      При полных кубках, авангарда шведов.



                                    Илло



                      Да, мы повеселимся! Скоро дни

                      Горячие наступят. Эта шпага

                      Не будет отдыхать, покуда вдоволь

                      Австрийскою не обагрится кровью.



                                   Гордон



                      Что за слова, фельдмаршал! Что за злоба

                      На государя вашего!



                                   Бутлер



                                          Не слишком

                      Победой этой обольщайтесь: быстро

                      Вращается фортуны колесо,

                      Еще, поверьте, силен император!



                                    Илло



                      Есть войско у него - нет полководца,

                      Король венгерский - новичок в войне;

                      Несчастлив Галлас, рать лишь губит даром;

                      Змея ж Октавио ужалить может

                      В пяту украдкой, - верно, но в сраженье

                      Он против Фридланда не устоит.



                                   Терцки



                      Должна взять наша. Не оставит счастье

                      Фельдмаршала. Известно, что австрийцы

                      Лишь с Валленштейном могут побеждать.



                                    Илло



                      Большое войско скоро соберет он;

                      Спешат толпой к его знаменам славным.

                      Минувших дней успехи повторятся,

                      Велик, как прежде, будет он опять.

                      Глупцы, его покинувшие ныне,

                      Поймут, что вред себе лишь нанесли.

                      Приверженцам своим раздаст он земли

                      И наградит их с щедростию царской

                      За службу их, а мы к нему всех ближе.

                                 (Гордону.)

                      Тогда он вспомнит и о вас, возьмет вас

                      Из захолустья этого, поставит

                      На место видное.



                                   Гордон



                                       Доволен я,

                      Возвыситься желанья не имею:

                      Где высота, там угрожает бездна.



                                    Илло



                      Теперь вам нечего здесь делать, завтра

                      Вступают в крепость шведские полки.

                      Нам к ужину пора. Прикажем, Терцки,

                      В честь шведов город осветить! А кто

                      Откажется, - предатель тот, испанец.



                                   Терцки



                      Не надо! Герцог недоволен будет.



                                    Илло



                      Как?! Наша воля здесь, и, где мы правим,

                      Не смей никто имперским называться!

                      Гордон, спокойной ночи! Позаботьтесь

                      В последний раз о крепости сегодня,

                      Дозор пошлите, можно и пароль

                      Переменить. Когда ударит десять,

                      Вы отнесете герцогу ключи.

                      И кончена здесь ваша должность: завтра

                      Вступают в крепость шведские полки.



                                   Терцки

                              (уходя, Бутлеру)



                      Вы в замок к нам придете?



                                   Бутлер



                                               Буду в срок.



                           Илло и Терцки уходят.



                              ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ



                              Бутлер. Гордон.



                                   Гордон

                             (смотря им вслед)



                      Несчастные! О, как они беспечно

                      И в упоении слепом победой

                      В расставленную смерти сеть идут!

                      Я не могу жалеть их. Этот Илло,

                      Преступник дерзкий, хочет обагриться

                      Он кровью государя своего!



                                   Бутлер



                      Дозор пошлите, как он вам велел,

                      От нападенья крепость охраняйте.

                      Лишь в замке будут все, его запру,

                      Чтоб город не узнал о происшедшем.



                                   Гордон

                                  (робко)



                      О, не спешите...



                                   Бутлер



                                        Слышали вы сами:

                      С рассветом дня настанет шведов власть.

                      У нас есть только ночь. Они проворны,

                      Еще проворней будем _мы_! - Иду!



                                   Гордон



                      Недоброе ваш предвещает взор.

                      Мне обещайте...



                                   Бутлер



                                      Солнце закатилось,

                      Нисходит вечер роковой. Спокойны

                      В своем высокомерии _они_.

                      Их предает судьба нам беззащитных,

                      Их жизнь среди мечтаний об успехе

                      Сталь острая прервет. Великий мастер

                      Рассчитывать был герцог, он умел

                      Расчислить все, по своему удобству

                      Людьми располагал он произвольно

                      И двигал их, как шашки на доске.

                      Он без стеснений честью, доброй славой,

                      Достоинством других играл и вечно

                      Рассчитывал, мудрил - и, наконец,

                      Расчет его окажется неверен,

                      Окажется, что жизнь он просчитал, -

                      Как Архимед падет внутри он круга.



                                   Гордон



                      Его ошибки вы сейчас забудьте!

                      Припомните души его величье!

                      Все, что в нем есть достойного любви,

                      Все достохвальные его деянья

                      Припомните, и пусть они теперь,

                      Как ангелы, с мольбою о пощаде

                      Удержат меч, над ним взнесенный.



                                   Бутлер



                                                     Поздно!

                      Я жалости не должен знать, я должен

                      Питать одни кровавые лишь мысли.

                          (Взяв Гордона за руку.)

                      Гордон! Я не из ненависти - герцог

                      Мной не любим, и не любим по праву, -

                      Я не из ненависти стану ныне

                      Убийцею его. Падет он жертвой

                      Своей судьбы. Несчастье правит мной,

                      Враждебное стечение событий.

                      Мнит человек, что волен он в поступке!

                      Напрасно! Он игрушка только силы

                      Слепой, что из его же произвола

                      Необходимость злую создает.

                      Когда б во мне и говорила жалость -

                      Его я должен все-таки убить.



                                   Гордон



                      О, если сердце жалость вам внушает,

                      Ему внемлите! Сердце - голос божий,

                      А все расчеты мудрые ума -

                      Людское дело. Что для вас благого

                      Возникнет из кровавого деянья?

                      Нет, кровь добра не порождает! Этим

                      Возвыситься не думайте! Владыкам

                      Убийство может нравиться порой,

                      Но им всегда убийца ненавистен.



                                   Бутлер



                      Вы знать не можете, так не заботьтесь.

                      Зачем идут сюда так скоро шведы?

                      Его бы милосердью государя

                      Я предоставил, не лишил бы жизни.

                      Но слово данное сдержать я должен,

                      И он умрет. - Гордон, я обесчещен,

                      Коль герцог ускользнет из наших рук!



                                   Гордон



                      О, чтобы жизнь спасти такую...



                                   Бутлер

                                  (быстро)



                                                     Что?



                                   Гордон



                      Пожертвовать собою можно. Будьте

                      Великодушны. К чести мужа служат

                      Движенье сердца - не сужденье света.



                                   Бутлер

                             (холодно и гордо)



                      Да, человек он знатный; я, напротив, -

                      Неважное лицо, вот ваша мысль.

                      Что свету в том, по-вашему, срамит ли

                      Себя, иль нет рожденный в низком званье,

                      Лишь только бы светлейший был спасен?

                      Собою дорожить здесь в праве каждый.

                      Себя могу ценить я как хочу;

                      И нет того на свете человека,

                      В сравненье с кем я б презирал себя.

                      Велики мы по мере нашей _воли_;

                      Так как своей я верен - он умрет.



                                   Гордон



                      О, я скалу поколебать пытаюсь!

                      Не женщина вас родила, нет чувств

                      В вас человеческих. Вам не могу я

                      Препятствовать; но да избавит бог

                      Его из рук немилосердных ваших!



                                Оба уходят.



                              ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ



                            Комната у герцогини.



          Текла в кресле, бледная, с закрытыми глазами. Герцогиня

                 и девица фон Нейбрунн хлопочут около нее.

                      Валленштейн беседует с графиней.



                                Валленштейн



                      Как до нее дошла так скоро весть?



                                  Графиня



                      Она беды ждала. Слух о сраженье,

                      В котором пал имперских войск полковник,

                      Заметно испугал ее. Гонцу

                      Навстречу бросилась она и тут же

                      Все выведала от него. Хватились

                      И вслед ей поспешили мы, - лежала

                      Она без чувств уж на его руках.



                                Валленштейн



                      И бедную удар постигнул этот

                      Внезапно так!

                          (Обращаясь к герцогине.)

                                    Ну, как? В себя приходит?



                                 Герцогиня



                      Глаза открыла.



                                  Графиня



                                      Оживает!



                                   Текла

                                 (озираясь)



                                               Где я?



                                Валленштейн

                  (подходит к ней и, обняв ее, помогает ей

                                 подняться)



                      Опомнись, Текла! Будь тверда! Взгляни,

                      Вот мать твоя, тебя отец твой держит

                      В объятьях!



                                   Текла

                              (приподнимаясь)



                                  Где он? Его здесь нет?



                                 Герцогиня



                      Кого, мой друг?



                                   Текла



                                     Того, кто молвил слово

                      Ужасное...



                                 Герцогиня



                                  Не вспоминай об этом,

                      Дитя мое! От образа его

                      Мысль удали.



                                Валленштейн



                                   Пусть изливает скорбь

                      Она в словах, пусть плачет! Плачьте с нею!

                      Великое она познала горе,

                      Но верх возьмет над ним: она отцовским

                      Наделена непобедимым сердцем.



                                   Текла



                      Я не больна, я встать теперь могу.

                      Что плачет мать? Ее я испугала.

                      Мне лучше, помню ясно все.

                         (Встает и смотрит вокруг.)

                                                Где он?

                      Зачем его скрывают от меня?

                      Я в силах выслушать его.



                                 Герцогиня



                                               Нет, Текла,

                      Ты с этим вестником несчастья больше

                      Не встретишься.



                                   Текла



                                        Отец!



                                Валленштейн



                                              Дитя мое!



                                   Текла



                      Я не слаба - совсем оправлюсь вскоре.

                      Не откажите в просьбе мне!



                                Валленштейн



                                                 В какой?



                                   Текла



                      Позвольте этого гонца мне видеть

                      И выслушать наедине.



                                 Герцогиня



                                            Нет! Нет!



                                  Графиня



                      Нет, этого ты допустить не должен!



                                Валленштейн



                      Зачем его ты видеть хочешь, Текла?



                                   Текла



                      Я успокоюсь, как узнаю все.

                      Хочу услышать правду. Мать, я вижу,

                      Меня щадит. Я не хочу пощады.

                      Ужаснейшее сказано. Страшнее

                      Ничто не может быть.



                            Графиня и герцогиня

                               (Валленштейну)



                                           Не позволяй!



                                   Текла



                      Мной овладел нежданный ужас, сердце

                      Чужому человеку выдал он,

                      Мою он видел слабость - я упала

                      В его объятья, стыдно мне, - должна я

                      Вновь уваженье заслужить его,

                      С ним говорить, чтоб не унес он мненья

                      Дурного обо мне.



                                Валленштейн



                                        Ее желанье

                      Я одобряю - и готов исполнить.

                      Позвать его!



                          Девица Нейбрунн выходит.



                                 Герцогиня



                                    Но при свиданье этом

                      Я, мать твоя, присутствовать хочу.



                                   Текла



                      Наедине с ним быть бы я желала,

                      Владела б больше я тогда собой.



                                Валленштейн

                                (герцогине)



                      Пусть будет так. Одну ее оставьте.

                      Есть горести, в которых человек

                      Лишь сам себе дать может облегченье.

                      В своей лишь силе сильная душа

                      Опору ищет. Не в чужой груди,

                      Но в собственной найдет она возможность

                      Перенести удар. - Она сильна.

                      С ней обращаться я, как с героиней,

                      А не с робкой женщиной, хочу.

                            (Намеревается уйти.)



                                  Графиня

                              (удерживая его)



                      Куда идешь? От Терцки я узнала,

                      Что завтра утром уезжаешь ты,

                      Нас оставляя здесь.



                                Валленштейн



                                          Да, остаетесь

                      Вы под защитой доблестных мужей.



                                  Графиня



                      Возьми с собой нас, брат! Не принуждай нас

                      Со страхом ждать, в уединенье мрачном,

                      Исхода предприятья твоего.

                      Свершившееся бедствие не трудно

                      Перенести. Но делают ужасным

                      Его вдали сомненье и боязнь.



                                Валленштейн



                      Кто говорит о бедствии? Некстати

                      Твои слова! Я счастья ожидаю.



                                  Графиня



                      Так нас с собой возьми! Не оставляй

                      Нас в этом месте грустных ожиданий.

                      Здесь тяжело на сердце. Смертью веет

                      Средь этих стен, как в склепе гробовом.

                      Сказать я не могу, как это место

                      Противно мне! - Возьми же нас с собой!

                      Проси, сестра, чтоб он нас взял отсюда,

                      Ты, милая племянница, проси!



                                Валленштейн



                      Другим хочу я это место сделать.

                      Пусть то, что мне всего дороже в мире,

                      Оно хранит.



                                  Нейбрунн

                               (возвращается)



                                   Гонец явился шведский.



                                Валленштейн



                      Наедине его оставьте с ней.



                                  Уходят.



                                 Герцогиня

                                  (Текле)



                      Ты побледнела, Текла, ты не можешь

                      С ним говорить. Послушайся меня!



                                   Текла



                      Так пусть невдалеке побудет Нейбрунн.



                        Герцогиня и графиня уходят.



                              ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ



                 Текла. Шведский капитан. Девица Нейбрунн.



                                  Капитан

                           (почтительно подходит)



                      Принцесса, я просить прощенья должен...

                      Моя неосторожность... как я мог...



                                   Текла

                             (с благородством)



                      Вы видели меня в моем страданье.

                      Несчастный случай быстро сделал вас

                      Моим поверенным из незнакомца.



                                  Капитан



                      Боюсь, что я вам ненавистен: слово

                      Сказал я скорбное.



                                   Текла



                                          Вина моя -

                      Я вырвала его у вас. Ваш голос

                      Был голос рока моего. Мой ужас

                      Прервал повествованье. Вас прошу я

                      Мне повторить его теперь.



                                  Капитан

                               (нерешительно)



                                                Принцесса,

                      Возобновит оно страданье ваше.



                                   Текла



                      Я слышать в силах - в силах быть хочу.

                      Как началось сраженье? Говорите.



                                  Капитан



                      Стояли, нападенья не предвидя,

                      Мы в лагере, почти не укрепленном,

                      Под Нейштадтом. Вдруг под вечер уже

                      У леса пыль взвилась, и мчится в лагерь

                      Передовой отряд, крича: "Враги!:"

                      Мы на коней вскочить едва успели,

                      Когда уже врывались паппенгеймцы,

                      Во весь опор несясь через засеку,

                      Неистовой толпой перелетали

                      И через ров они, которым лагерь

                      Был обведен. Но храбрость безрассудно

                      Их увлекла, от них отстала сильно

                      Пехота; лишь пошли отважно паппенгеймцы

                      Вослед отважному вождю...



           Текла делает движение. Капитан умолкает на мгновенье,

                   пока она не дает ему знак продолжать.



                      Всей конницей мы спереди и с флангов

                      Ударили на них, ко рву прижали,

                      Где наскоро построенной пехоты

                      Навстречу им уже сверкали копья

                      Стальной щетиной. Не могли они

                      Ни отступить, ни двинуться вперед,

                      Стесненные ужасно отовсюду.

                      Тогда Рейнграф вождю их предложил

                      С почетом сдаться. Но, не отвечая,

                      Полковник Пикколомини...



                  Текла, пошатнувшись, хватается за стул.



                                                Его

                      Узнали по пернатому мы шлему

                      И волосам, спустившимся до плеч.

                      Коня пришпорив, первый через ров

                      Перелетел он, полк за ним пустился.

                      Но уж свершилося, - его скакун,

                      Копьем пронзенный, в бешеном испуге

                      Стал на дыбы, далеко сброшен всадник,

                      И, удилам не повинуясь больше,

                      Толпа коней промчалась чрез него.



        Текла, сопровождавшая последние слова знаками возрастающего

              ужаса, охвачена сильной дрожью и готова упасть;

           девица Нейбрунн спешит к ней и принимает ее в объятия.



                                  Нейбрунн



                      Принцесса, милая...



                                  Капитан

                                 (тронутый)



                                          Я удаляюсь.



                                   Текла



                      Прошло... Договорите...



                                  Капитан



                                             Смерть вождя

                      Полк привела в отчаянную ярость;

                      О собственном не думая спасенье,

                      На нас, как тигры, бросились они,

                      Нас раздражая яростью своею.

                      И кончилась тогда лишь схватка злая,

                      Когда последний паппенгеймец пал.



                                   Текла

                             (дрожащим голосом)



                      Но где же? Где? Вы мне не все сказали.



                                  Капитан

                         (после краткого молчания)



                      Сегодня мы его похоронили.

                      Двенадцать юношей родов знатнейших

                      Несли его останки, вслед шло войско.

                      Был лавром гроб украшен; на него

                      Свой меч победный положил Рейнграф.

                      Лились и слезы. Многие из нас

                      Изведали его великодушье

                      И кроткий нрав, и все о нем жалели.

                      Охотно б спас его Рейнграф, но сам он

                      Отвергнул это. Говорят, искал

                      Он смерти.



                                  Нейбрунн

                (взволнованно Текле, закрывшей лицо руками)



                                О, взгляните же, принцесса!

                      О боже мой! Зачем хотели вы

                      Услышать это?..



                                   Текла



                                       Где его могила?



                                  Капитан



                      Гроб в церковь монастырскую поставлен,

                      Близ Нейштадта, покуда от отца

                      Не получили вести.



                                   Текла



                                          Монастырь

                      Зовется как?



                                  Капитан



                                    Святой Екатерины.



                                   Текла



                      И сколько до него?



                                  Капитан



                                         Семь миль считают.



                                   Текла



                      Какой дорогою отсюда едут?



                                  Капитан



                      На Тиршенрейт и Фалькенберг, а там

                      Через посты передовые наши.



                                   Текла



                      Кто командир?



                                  Капитан



                                   Полковник Секендорф.



                                   Текла

                  (подходит к столу и вынимает из ларчика

                                  кольцо)



                      Вы скорбь мою видали и ко мне

                      С участьем отнеслись. Примите в память

                            (подает ему кольцо)

                      Об этом часе. А теперь ступайте.



                                  Капитан



                      Принцесса...



            Текла молча дает ему знак итти и удаляется от него.

            Капитан колеблется и хочет говорить. Девица Нейбрунн

                         повторяет знак. Он уходит.



                            ЯВЛЕНИЕ ОДИННАДЦАТОЕ



                              Текла. Нейбрунн.



                                   Текла

                       (бросается на шею к Нейбрунн)



                      Теперь на деле докажи свою

                      Мне преданность. Будь мне подругой верной!

                      Сегодня ночью ехать мы должны.



                                  Нейбрунн



                                                      Куда?



                                   Текла



                      Куда? Одно лишь место в мире есть.

                      Туда, где гроб его!



                                  Нейбрунн



                                          Зачем хотите,

                      Принцесса, ехать вы туда?



                                   Текла



                                               Зачем?

                      Несчастная! Когда бы ты любила,

                      Ты б не спросила так. Там все хранится,

                      Что от него осталось на земле.

                      Мне это место стало всей вселенной.

                      О, не удерживай меня! Мы средство

                      Должны найти сегодня же бежать.



                                  Hейбрунн



                      О гневе герцога вы не забыли?



                                   Текла



                      Меня ничей уж не пугает гнев.



                                  Нейбрунн



                      О злой молве, о порицанье света?



                                   Текла



                      Ищу того, кого уж больше нет!

                      Я не в объятья ведь спешу - о боже! -

                      В могилу я к любимому спешу.



                                  Нейбрунн



                      Две женщины... одни...



                                   Текла



                                            Вооружусь я,

                      Защитницею буду я твоей.



                                  Нейбрунн



                      В глухую ночь...



                                   Текла



                                        Она скрывать нас будет.



                                  Нейбрунн



                      В ненастье...



                                   Текла



                                   Он на ложе ли покойном

                      Под конскими копытами лежал?



                                  Нейбрунн



                      О боже правый! И стоят там шведы!

                      Нас не пропустят...



                                   Текла



                                          Люди же они.

                      По всей земле свободно ходит горе.



                                  Hейбрунн



                      Такой далекий путь!



                                   Текла



                                       Страшится ль дали

                      К святым местам идущий пилигрим?



                                  Нейбрунн



                      Как выйти нам из Эгера?



                                   Текла



                                              Ворота

                      Отворит золото.



                                  Нейбрунн



                                      Коль нас узнают...



                                   Текла



                      В несчастной страннице искать не будут

                      Дочь Фридланда.



                                  Нейбрунн



                                    Как нам добыть коней?



                                   Текла



                      Шталмейстер мой доставит их. Иди

                      Зови его.



                                  Нейбрунн



                                Возьмется ль это сделать

                      Без ведома он князя?



                                   Текла



                                          Да! Иди!



                                  Нейбрунн



                      И мать свою хотите вы покинуть?

                      Что будет с ней тогда?



                                   Текла

           (опомнившись и устремляя перед собой скорбный взгляд)



                                              О мать моя!



                                  Нейбрунн



                      Она в таком уж горе! Нанесете ль

                      И этот ей последний вы удар?



                                   Текла



                      Иначе не могу. Иди, не медли!



                                  Нейбрунн



                      Все взвешайте, что делаете вы!



                                   Текла



                      Все взвешено, что можно было взвесить.



                                  Нейбрунн



                      А после что же с вами будет там?

                      Чем кончится?



                                   Текла



                                    Там бог меня наставит.



                                  Hейбрунн



                      Ваш дух смущен, теперь дорога эта

                      К успокоенью вас не приведет.



                                   Текла



                      О нет, к глубокому успокоенью,

                      Какое он нашел. - Не трать же слов!

                      Спеши! Меня порыв неодолимый,

                      Загадочный влечет к его могиле!

                      Там легче станет мне; спадет там с сердца

                      Страдания невыносимый гнет.

                      Мои польются слезы. О, не медли!

                      Мы уж давно могли б в дороге быть!

                      Не успокоюсь я, пока не вырвусь

                      Из этих стен, - свод надо мной готов

                      Обрушиться. Меня отсюда гонит

                      Власть неземная. Что за чувство это!

                      Здесь в этом доме все наполнены покои

                      Бесплотными и бледными тенями.

                      Мне места нет, - все больше их и больше!

                      Кругом теснясь безжизненной толпой,

                      Они меня живую выгоняют.



                                  Нейбрунн



                      Вы так меня пугаете, принцесса,

                      Что я сама остаться здесь не смею,

                      Вам приведу сейчас же Розенберга.

                                 (Уходит.)



                            ЯВЛЕНИЕ ДВЕНАДЦАТОЕ



                                   Текла



                      Да, дух его зовет меня; зовут

                      Товарищи, с ним павшие бесстрашно.

                      Винит меня в постыдном промедленве

                      Дружина верная. Вождя их жизни

                      И в смерти не покинули они!

                      Так поступить умел их сонм суровый;

                      А я - в земном останусь ли краю?

                      Нет! Был и мне сплетен венок лавровый,

                      Который взял в могилу ты свою.

                      Жизнь без любви не стоит сожаленья,

                      Ее как дар напрасный и пустой

                      Бросаю я. В ней были упоенья;

                      Во время то, как я сошлась с тобой,

                      На землю день спустился золотой;

                      Приснились мне два чудные мгновенья!

                      В тревожный мир я, робкая, вошла.

                      У входа ты стоял, как добрый гений,

                      Сиял простор лучами без числа.

                      Из баснословных детства обольщений

                      Меня ты ввел в иное бытие,

                      Роскошною вдруг жизнью ожила я,

                      И первым чувством было счастье рая,

                      И первый взгляд мой в сердце пал твое!

              (Задумывается и потом продолжает с содроганьем.)

                      И вот судьба, с жестокостью своей,

                      Берет его и в пышном жизни цвете

                      Его бросает под ноги коней.

                      Таков удел прекрасного на свете!



                            ЯВЛЕНИЕ ТРИНАДЦАТОЕ



                     Текла. Нейбрунн со шталмейстером.



                                  Нейбрунн



                      Вот он, принцесса, и готов все сделать.



                                   Текла



                      Ты нам коней достанешь, Розенберг?



                                Шталмейстер



                      Достану.



                                   Текла



                               Хочешь ли ты ехать с нами?



                                Шталмейстер



                      Хотя б на край земли.



                                   Текла



                                           Но воротиться

                      Уже тогда ты к герцогу не можешь.



                                Шталмейстер



                      При вас останусь.



                                   Текла



                                        Награжу тебя

                      И службу отыщу тебе. Берешься ль

                      Из Эгера ты вывести нас тайно?



                                Шталмейстер



                      Берусь.



                                   Текла



                              Когда нам можно ехать?



                                Шталмейстер



                                                    Тотчас.

                      Куда мы едем?



                                   Текла



                                    Мы... Скажи, Нейбрунн!



                                  Hейбрунн



                      Мы едем в Нейштадт.



                                Шталмейстер



                                        Все готово будет.

                                 (Уходит.)



                                  Нейбрунн



                      Принцесса, герцогиня к вам.



                                   Текла



                                                  О боже!



                           ЯВЛЕНИЕ ЧЕТЫРНАДЦАТОЕ



                        Текла. Нейбрунн. Герцогиня.



                                 Герцогиня



                      Ушел он. Ты спокойнее, я вижу.



                                   Текла



                      Спокойнее. Теперь мне лечь позвольте,

                      И Нейбрунн пусть останется со мной.

                      Мне надо отдохнуть.



                                 Герцогиня



                                          Да, отдохни.

                      Пойду с успокоительною вестью

                      Я к твоему отцу.



                                   Текла



                                        Покойной ночи!

         (Бросается к ней на шею и обнимает ее в сильном волнении.)



                                 Герцогиня



                      Ты не вполне еще спокойна, Текла,

                      Ты вся дрожишь, дитя мое, и сердце

                      Так сильно бьется у моей груди...



                                   Текла



                      Мне нужен сон. - Простите, доброй ночи!



             В то время как она освобождается из объятий матери

                              занавес падает.





                               ДЕЙСТВИЕ ПЯТОЕ



                               ЯВЛЕНИЕ ПЕРВОЕ



                              Комната Бутлера.

                          Бутлер. Майор Геральдин.



                                   Бутлер



                      Двенадцать выберите самых сильных

                      Драгун, их пиками вооружите -

                      Стрелять нельзя! - и скройте близ столовой.

                      Как подадут десерт, ворвитесь в зал

                      Вы все, крича: "Кто здесь за государя?"

                      Я опрокину стол. На них обоих

                      Тогда вы броситесь и их убьете.

                      Запрем мы замок и поставим стражу,

                      Чтоб слух о том до князя не дошел.

                      Идите! - Капитаны Деверу

                      И Макдональд пришли?



                                 Геральдин



                                     Сейчас здесь будут,

                                 (Уходит.)



                                   Бутлер



                      Откладывать нельзя. И горожане

                      Все за него. - Какое-то безумье

                      Всем городом внезапно овладело.

                      Они здесь видят миротворца в нем,

                      Восстановителя златого века.

                      Оружье роздал магистрат; уж сотня

                      Их вызвалась ему охраной быть.

                      Спешить должны мы. Угрожает сила

                      И внешних нам и внутренних врагов.



                               ЯВЛЕНИЕ ВТОРОЕ



                        Бутлер. Деверу. Макдональд.



                                 Макдональд



                      Ждем приказаний, генерал.



                                   Деверу



                                                Пароль?



                                   Бутлер



                      Да здравствует наш император!



                            Деверу и Макдональд

                                (отступают)



                                                    Как?



                                   Бутлер



                      Да здравствует австрийский дом!



                                   Деверу



                                                   Но как же?

                      Не герцогу ли присягнули мы?



                                 Макдональд



                      Не защищать его ль пришли мы в Эгер?



                                   Бутлер



                      Нам защищать империи врага?



                                   Деверу



                      Да ты же сам нас приводил к присяге.



                                 Макдональд



                      Последовал за ним ведь ты сюда же.



                                   Бутлер



                      Чтоб тем вернее погубить его.



                                   Деверу



                      Да, разве так!



                                 Макдональд



                                     Оно другое дело!



                                   Бутлер

                                 (к Деверу)



                      Злодей! Так быстро долгу изменяешь?



                                   Деверу



                      Кой чорт! Я только брал с тебя пример.

                      Я думал, коль он может быть прохвостом.

                      Так, стало быть, и я могу.



                                 Макдональд



                                               Не смеем

                      Мы рассуждать, твое ведь это дело!

                      Ты наш начальник и веди хоть в ад, -

                      Мы не попятимся.



                                   Бутлер

                                  (мягче)



                                      Ну, да, ведь знаем

                      Друг друга мы.



                                 Макдональд



                                    Да, кажется, что так.



                                   Деверу



                      Мы - воины фортуны. Служим мы

                      Тому, кто больше даст.



                                 Макдональд



                                            Само собой.



                                   Бутлер



                      Вам надо честно долг теперь исполнить.



                                   Деверу



                      С охотою.



                                   Бутлер



                                 И будете богаты.



                                 Макдональд



                      Что вдвое лучше.



                                   Бутлер



                                       Слушайте ж меня.



                            Деверу и Макдональд



                      Мы слушаем.



                                   Бутлер



                                   Приказ дал император,

                      Чтоб Фридланд взят живым был или мертвым.



                                   Деверу



                      Так говорит приказ.



                                 Макдональд



                                         Живым иль мертвым.



                                   Бутлер



                      Награду щедрую - поместья, деньги -

                      Получит тот, кто это совершит.



                                   Деверу



                      Да, сказано-то хорошо! Не скупы

                      Там на слова, мы знаем. А дадут

                      На деле-то цепочку золотую.

                      Хромую клячу иль диплом дворянский.

                      Князь лучше платит.



                                 Макдональд



                                         Да, он тороват.



                                   Бутлер



                      Тому конец. Его звезда померкла!



                                 Макдональд



                      Да верно ль это?



                                   Бутлер



                                       Я вам говорю.



                                   Деверу



                      Его минуло счастье?



                                   Бутлер



                                          Навсегда!

                      Он так же беден, как и мы.



                                 Макдональд



                                                Как мы?



                                   Деверу



                      Да, если так, его оставить надо!



                                   Бутлер



                      Его уж двадцать тысяч человек

                      Оставили. Должны мы сделать больше

                      Его убить.



                             Оба отшатываются.



                            Деверу и Макдональд



                                 Убить?



                                   Бутлер



                                         Убить - и вы

                      Мной выбраны для этого.



                            Деверу и Макдональд



                                              Мы двое?



                                   Бутлер



                      Вы двое, капитаны Деверу

                      И Макдональд.



                                   Деверу

                                 (помолчав)



                                      Ищи другого!



                                 Макдональд



                                                   Да,

                      Ищи другого!



                                   Бутлер

                                 (к Деверу)



                                    Ты робеешь, трус,

                      А сам сгубил душ тридцать...



                                   Деверу



                                            Ты подумай:

                      На полководца руку наложить!



                                 Макдональд



                      Убить того, кому мы присягнули!



                                   Бутлер



                      Присягу он изменой уничтожил.



                                   Деверу



                      Нет! Дело слишком страшное оно.



                                 Макдональд



                      Есть совесть и у нас.



                                   Деверу



                                         Не будь он вождь,

                      Так много лет командовавший нами...



                                   Бутлер



                      Вот затрудненье?



                                   Деверу



                                      Да. Кого б ни назвал

                      Другого ты, - не откажусь, зарежу,

                      Коль государь велит, родного сына.

                      Но мы солдаты, и _убить вождя_ -

                      Такой тяжелый грех и преступленье,

                      Что отпустить не может духовник.



                                   Бутлер



                      Я папа твой, и грех я отпускаю.

                      Скорей решайтесь!



                                   Деверу

                             (стоит в раздумье)



                                        Нет, нельзя!



                                 Макдональд



                                                    Нельзя.



                                   Бутлер



                      Ну, так ступайте - и сюда пришлите

                      Мне Песталуца.



                                   Деверу



                                     Песталуца! Гм!



                                 Макдональд



                      Зачем тебе он нужен, генерал?



                                   Бутлер



                      Коль не хотите вы, так есть другие...



                                   Деверу



                      Нет! Если должно умереть ему, -

                      Так заслужить и мы награду можем.

                      Как думаешь, брат Макдональд?



                                 Макдональд



                                               Да, если

                      Тому быть _должно_, и нельзя иначе, -

                      Награду взять не дам я Песталуцу.



                                   Деверу

                                 (подумав)



                      Когда же пасть он должен?



                                   Бутлер



                                             Этой ночью!

                      Прибудут завтра шведы.



                                   Деверу



                                             Генерал,

                      Ты мне за все ручаешься?



                                   Бутлер



                                              Ручаюсь.



                                   Деверу



                      И точно ль это воля государя?

                      И ясно ль это сказано? Порою

                      Убийству рады, а убийц казнят.



                                   Бутлер



                      Слова приказа: взять живым иль мертвым.

                      Живым же, сами видите, нельзя -

                      Так мертвым.



                                   Деверу



                                   Как же до него дойти?

                      Полками графа Терцки город полон.



                                 Макдональд



                      И Терцки сам, да Илло...



                                   Бутлер



                                             С них начнут.



                                   Деверу



                      И их прикончат?



                                   Бутлер



                                     Прежде чем его.



                                 Макдональд



                      Ну, Деверу, - кровавый будет вечер!



                                   Деверу



                      Взялся ль уж кто за это? Я берусь!



                                   Бутлер



                      Оно уже майору Геральдину

                      Поручено. Они пируют в замке.

                      Во время ужина с людьми своими

                      Он нападет на них и их заколет.

                      С ним Песталуц и Лесли.



                                   Деверу



                                              Генерал!

                      Тебе ведь все равно. Мне поменяться

                      С майором дай.



                                   Бутлер



                                     Его опасней дело.



                                   Деверу



                      Опаснее? Да что ж ты полагаешь!

                      Взор герцога, не меч его мне страшен.



                                   Бутлер



                      Зачем тебе его бояться взора?



                                   Деверу



                      Ты знаешь, генерал, что я не трус,

                      Но, видишь ли, тому недели нет,

                      Как двадцать он пожаловал червонцев

                      Мне на кафтан вот этот; если ж ныне

                      Увидит он, что с пикой я стою,

                      И взглянет на кафтан мой, - то... то... знаешь...

                      То - я не трус, нет, чорт меня возьми!



                                   Бутлер



                      Он подарил тебе кафтан, и ты,

                      Бедняк, за то его убить не хочешь!

                      А дал ему одежду император

                      Подрагоценней - герцогскую дал

                      Он мантию ему, - и чем же он

                      Благодарить хотел? - Изменой злою!



                                   Деверу



                      И в самом деле! Благодарность... вздор!

                      Убью его!



                                   Бутлер



                                 А совесть успокоить,

                      Коль хочешь ты, сними с себя кафтан,

                      Тогда себя и упрекать не будешь.



                                 Макдональд



                      Все так. Но затрудненье есть одно...



                                   Бутлер



                      Какое затрудненье?



                                 Макдональд



                                         Что же сможем

                      Против _него_ копьем мы и мечом?

                      Его не ранишь. Он ведь _заколдован_.



                                   Бутлер

                                 (вспылив)



                      Вздор!



                                 Макдональд



                              От меча заговорен и пули.

                      Он дьявольским искусством _закален_

                      И, говорю я вам, непроницаем.



                                   Деверу



                      Да, в Ингольштадте видели такого,

                      Тверда, как сталь, была на теле кожа.

                      Насилу уж прикладами его

                      Добили наконец.



                                 Макдональд



                                      Послушай, брат,

                      Что сделать я придумал.



                                   Деверу



                                              Говори.



                                 Макдональд



                      Знаком мне здесь в монастыре земляк,

                      Доминиканец. Пусть мечи и пики

                      Он окропит святой водою нам,

                      Благословив их. Никакие чары

                      Не устоят тогда.



                                   Бутлер



                                      Так, Макдональд!

                      Идите ж. Из полка возьмите двадцать

                      Иль тридцать удальцов, их приведите

                      К присяге. Как одиннадцать ударит,

                      Вы с ними, первый пропустив дозор,

                      Сюда идите. Буду я вблизи.



                                   Деверу



                      Но как двором пройти нам мимо стражи?



                                   Бутлер



                      Все осмотрел я. В задние ворота

                      Введу вас. Там один лишь часовой.

                      По чину и по должности имею

                      Я доступ к герцогу во всякий час.

                      Войду я первый, часовому в горло

                      Воткну кинжал и проложу вам путь.



                                   Деверу



                      А как до спальни герцога добраться

                      Так, чтобы не проснулась вся прислуга

                      И шум не подняла? С ним тьма людей.



                                   Бутлер



                      Его вся челядь разместилась в правом

                      Крыле. Противен шум ему, - так сам он в левом.



                                   Деверу



                      Когда б уж позади все это было!

                      Мне что-то страшно, Макдональд!



                                 Макдональд



                                                 Мне также.

                      Уж очень знатен он. Мы прослывем

                      Злодеями...



                                   Бутлер



                                  Средь почестей и блеска

                      Вы можете смеяться над молвой.



                                   Деверу



                      Да точно ли нам почести-то эти

                      Достанутся?



                                   Бутлер



                                  Не сомневайтесь в том.

                      Корону и державу Фердинанду

                      Спасете вы. Он щедро наградит.



                                   Деверу



                      Его с престола свергнуть хочет он?



                                   Бутлер



                      Да, именно, лишить венца и жизни!



                                   Деверу



                      Так если б он живой ему был выдал,

                      Он голову на плахе бы сложил?



                                   Бутлер



                      Он участи б такой не миновал.



                                   Деверу



                      Нет, Макдональд, тому не быть... Идем!

                      Падет он честно и умрет вождем!



                                  Уходят.



                               ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ



            Зал, примыкающий к галлерее, которая теряется далеко

           в глубине. Валленштейн сидит у стола. Шведский капитан

              стоит перед ним. Вскоре потом - графиня Терцки.



                                Валленштейн



                      Рейнграфу поклонитесь от меня,

                      Участие живое принимаю

                      В его успехах. При победе этой,

                      Коль радости я изъявляю меньше,

                      Чем надлежало б, недостатка вы

                      Сочувствия во мне не полагайте.

                      Теперь мы с вами заодно. Прощайте!

                      Спасибо вам за труд. Когда вы завтра

                      Придете, крепость отопрется вам.



            Шведский капитан уходит. Валленштейн сидит, подперев

           голову рукой, погрузившись в глубокую задумчивость, и

               неподвижно смотрит перед собой. Графиня Терцки

          входит и стоит некоторое время не замеченная им; наконец

          он делает быстрое движение, видит ее и овладевает собой.



                      Ты от нее? Ей лучше? Как она?



                                  Графиня



                      Ее спокойней после разговора

                      Нашла сестра. Теперь она в постели.



                                Валленштейн



                      Польются слезы, боль ее утихнет.



                                  Графиня



                      Ты тоже, брат, совсем не тот, что прежде,

                      Не радует тебя победа эта.

                      О, не впадай в унынье! Сильным будь.

                      Ведь ты надежда наша, наше солнце.



                                Валленштейн



                      Покойна будь, я - ничего. - Где муж твой?



                                  Графиня

                      На празднестве он в замке вместе с Илло.



                                Валленштейн

                 (встает и делает несколько шагов по залу)



                      Уж ночь глубокая. Ступай к себе.



                                  Графиня



                      Не отсылай! Позволь с тобой остаться.



                                Валленштейн

                              (подойдя к окну)



                      В небесной выси буйное движенье.

                      На башне флюгер крутится от ветра,

                      Несутся быстро тучи, и дрожит

                      Рог месяца. - Во тьме порой мерцанье

                      Неясное. И ни одной звезды!

                      Там светит тускло лишь Кассиопея,

                      А там стоит Юпитер, но теперь

                      Его скрывает мрак небес ненастных.

                    (Погружается в задумчивость, смотря

                        неподвижным взором из окна.)



                                  Графиня

               (глядит на него печально и берет его за руку)



                      Что думаешь?



                                Валленштейн



                      Мне кажется, что легче было б мне,

                      Когда б его увидел я. - Он жизни

                      Моей звезда, и, глядя на него,

                      Я чувствовал себя бодрее духом.



                                   Пауза.



                                  Графиня



                      Его увидишь снова.



                                Валленштейн

                      (вновь погрузившийся в глубокую

                    задумчивость, опомнившись обращается

                             быстро к графине)



                      Увижу? Никогда!



                                  Графиня



                                      Как?



                                Валленштейн



                                            Он погиб.

                      Он прах!



                                  Графиня



                                О ком ты говоришь?



                                Валленштейн



                                             Он счастлив!

                      Свершил он все, - грядущего не ждет;

                      Ему судьба обмана не готовит.

                      Его светло разостлана вся жизнь,

                      И нет на ней пятна; и бедоносный

                      Ему пробить не может час. Он чужд

                      Желания и страха, не подвластен

                      Планетам изменяющим. Он счастлив!

                      А как узнать, что скрытая покровом

                      Грядущая минута нам несет!



                                  Графиня



                      Ты говоришь о Максе? Как он умер?

                      Гонец передо мной отсюда вышел.



                Валленштейн делает ей рукой знак замолчать.



                      О, не гляди назад! Гляди туда,

                      Где ждет успех, и, радуясь победе,

                      Забудь, какою куплена была

                      Она ценою! Не сегодня друга

                      Лишился ты, он для тебя погиб

                      Тогда, когда отрекся от тебя.



                                Валленштейн



                      Перетерплю и эту боль, я знаю,

                      Чего не переносит человек?

                      От высших благ, как и от благ ничтожных,

                      Отвыкнуть он умеет; верх над ним

                      Всесильное одерживает время.

                      Но чувствую, чего я в нем лишился:

                      Цветок из жизни вырван у меня,

                      Холодной, тусклой предо мной теперь

                      Она лежит. - Он близ меня стоял,

                      Как молодость моя. И превращалась

                      Действительность в мечту, на грубый мир

                      Ложилась золотая дымка утра.

                      Я удивлялся, как возвысить чудно

                      Умел он чувством любящим своим

                      Все пошлые, житейские явленья, -

                      Чего б не удалось мне впредь достичь,

                      Прекрасное ушло и безвозвратно.

                      Превыше счастья труп его творит он,

                      Его ж деля, его он умножает.



                                  Графиня



                      Верь в силы собственной души твоей.

                      Она довольно чувствами богата,

                      Чтобы жизнь не иссякала в ней. Ты в нем

                      То превозносишь, что ему ты в сердце

                      Посеял сам и тщательно развил.



                                Валленштейн

                           (направляясь к двери)



                      Кто к нам идет так поздно? Комендант.

                      Несет ключи от крепости. Оставь нас, -

                      Уж полночь.



                                  Графиня



                                 Мне с тобой расстаться нынче

                      Так тяжело! Страшусь я...



                                Валленштейн



                                                Но чего?



                                  Графиня



                      Мне кажется, что удалишься вдруг

                      Ты этой ночью, что, проснувшись завтра,

                      Тебя мы здесь уж больше не найдем.



                                Валленштейн



                      Воображенье!



                                  Графиня



                                   Мне стесняют сердце

                      Предчувствия недобрые давно,

                      И если верх над ними взять удастся

                      Мне наяву, они меня во сне

                      Зловещими виденьями терзают.

                      Вчера ты мне приснился в пышном платье

                      С твоей супругой первой за столом...



                                Валленштейн



                      Хороший это сон; тот брак основой

                      Был счастья моего.



                                  Графиня



                                         А нынче ночью

                      Мне снилось, будто я иду к тебе.

                      Но как вошла я в дверь, то оказался

                      Не твой покой - был это монастырь,.

                      Который в Гитчине ты основал

                      И где желаешь быть похоронен.



                                Валленштейн



                      Твой этим занят ум.



                                  Графиня



                                        Как? Ты не веришь,

                      Что предостерегающий нас голос

                      Звучит во снах?



                                Валленштейн



                                      Да, голос существует

                      Такой. Но предостерегать не может

                      _Пророчество_ о том, что _неизбежно_.

                      Как солнца светлый образ в атмосфере

                      Нам виден, прежде чем оно взошло,

                      Предшествуют так и событьям важным

                      Их призраки, и в настоящем дне

                      День будущий для нас уже грядет.

                      Меня всегда в раздумье приводило,

                      Что говорят о Генрихе Четвертом:

                      Он чувствовал в груди удар ножа

                      Гораздо раньше, чем вооружился

                      Им Равальяк. Он, как гонимый чем-то,.

                      Из Лувра своего бежал тревожно,

                      И звон коронования супруги

                      Ему казался гулом погребальным,

                      Он слышал шаг того, который сам

                      Его искал на улицах Парижа.



                                  Графиня



                      И нет в тебе предчувствий никаких?



                                Валленштейн



                      Нет. Будь спокойна.



                                  Графиня

                        (погруженная в мрачные думы)



                                        Снилось мне еще, -

                      Я за тобой спешила; ты бежал

                      Передо мной по длинной галлерее,

                      Из залы в залу, без конца, и двери

                      Захлопывались с треском. Задыхаясь,

                      Тебя догнать я силилась напрасно.

                      И кто-то сзади вдруг схватил меня

                      Холодною рукой - был это ты;

                      И ты поцеловал меня, и красный

                      На нас покров какой-то опустился....



                                Валленштейн



                      В моем покое красный есть ковер,

                      Тебе на ум пришел он.



                                  Графиня

                              (смотря на него)



                                           Если вправду,

                      Брат, если я тебя, который здесь

                      Передо мной стоишь так полон жизни...

                       (Рыдая, падает ему на грудь.)



                                Валленштейн



                      Указа государя ты страшишься:

                      Не ранят буквы, рук он не найдет.



                                  Графиня



                      Но если бы нашел? Решилась я.

                      Есть у меня, к чему тогда прибегнуть.

                                 (Уходит.)



                             ЯВЛЕНИЕ ЧЕТВЕРТОЕ



                   Валленштейн. Гордон. Потом камердинер.



                                Валленштейн



                      Спокойно ль в городе?



                                   Гордон



                                           Спокоен город.



                                Валленштейн



                      Я слышу музыку, в огнях весь замок.

                      Кто это веселится?



                                   Гордон



                                        Графу Терцки

                      С фельдмаршалом устроен ужин в замке.



                                Валленштейн

                                 (про себя)



                      Победу празднуют. Для них веселья

                      Иначе нет, как за столом.

                                 (Звонит.)



                             Входит камердинер.



                                              Я лягу,

                      Раздень меня.

                               (Берет ключи.)

                                    Итак, защищены мы

                      От всякого врага и заперлись

                      С надежными друзьями. Иль во всем

                      Я ошибаюсь, коль лицо такое

                            (смотря на Гордона)

                      Обманщика личиной может быть.



                   Камердинер снял с него мантию и шарф.



                      Упало что-то.



                                 Камердинер



                      Разорвалася золотая цепь.



                                Валленштейн



                      Немало лет она мне прослужила;

                      Дай мне ее сюда.

                             (Смотря на цепь.)

                                       Был это первый

                      Дар императора. В войне Фриульской,

                      Еще эрцгерцогом, он на меня

                      Ее надел. Носил я по привычке

                      Ее до этих пор и, признаюсь,

                      Из суеверия, как талисман,

                      Чтоб приковать ко мне навек то счастье,

                      Которого мне в жизни первым знаком

                      Она была. Отныне для меня

                      Начаться счастье новое должно.

                      Бессилен стал залог успеха этот.



              Камердинер удаляется, унося одежду. Валленштейн

           встает и, пройдясь по залу, останавливается задумчиво

                              перед Гордоном.



                      Как помнятся мне времена былые!

                      Себя я вижу при дворе в Бургау,

                      Где вместе мы пажами были оба.

                      Мы часто спорили. Ты дружелюбно,

                      Охотно наставленья мне давал,

                      Бранил меня за то, что цель себе я ставил

                      Высокую, мечтаньям смелым веря,

                      И среднюю ты мне хвалил дорогу.

                      Что ж приобрел ты мудростью своей?

                      Состарясь преждевременно, угас бы

                      Ты здесь в глуши, когда б не озарила

                      Тебя звезда счастливая моя.



                                   Гордон



                      Мой герцог, в пристани надежной бедный челн

                      Рад привязать рыбак, когда он видит,

                      Что бурею разбит корабль огромный.



                                Валленштейн



                      Итак, уже ты в пристани, старик?

                      Несуся я еще душою бодрой

                      С отвагою по жизненным волнам.

                      Надежда и теперь моя богиня.

                      Мой молод дух, и нас, сравнив обоих,

                      Могу сказать я, что бессильно годы

                      Над головой моею пронеслись.

                     (Прохаживается быстрыми шагами по

                комнате и останавливается против Гордона на

                      противоположной стороне сцены.)

                      Кто знает счастие непостоянным?

                      Я им всегда любим был, над толпою

                      Был поднят им и по ступеням жизни

                      Взнесен его могучею рукой.

                      Обыкновенного нет ничего

                      В пути, мне предназначенном судьбою,

                      Ни в линиях моей руки. Мой жребий

                      Кто по людским определит догадкам?

                      Низверженным кажусь теперь, но снова

                      Возвышусь я, отлива минет час,

                      И волн прибой вновь набежит широко...



                                   Гордон



                      Все ж намекну о старом я совете:

                      Не надо день до вечера хвалить.

                      Не смел бы в счастье я надежде предаваться.

                      Ниспослана надежда злополучным,

                      Счастливому страшиться надлежит, -

                      Весы судьбы в движенье беспрерывном.



                                Валленштейн

                                (усмехаясь)



                      Я прежних лет Гордона узнаю.

                      Что в мире все изменчиво - я знаю,

                      С нас духи злые взыскивают дань.

                      Язычники времен старинных это

                      Уж знали: подвергались добровольно

                      Они беде, чтоб укротить враждебность

                      Богов ревнивых, и людская кровь

                      Лилася в жертву грозному Тифону.

                      (После паузы, серьезно и тише.)

                      Ему и я пожертвовал. Погиб

                      Мой лучший друг, и по моей вине.

                      Меня успех не может никакой

                      Так радовать, как эта огорчила

                      Меня потеря. Стихла зависть рока!

                      Берет он жизнь за жизнь: сражен безвинный

                      Любимец мой тем громовым ударом,

                      Который пасть был должен на меня.



                               ЯВЛЕНИЕ ПЯТОЕ



                                Те же. Сени.



                                Валленштейн



                      Не Сени ли идет? Он вне себя!

                      Что привело тебя сюда так поздно,

                      Баптист?



                                    Сени



                                Страх, герцог, за тебя.



                                Валленштейн



                                                      А что?



                                    Сени



                      Спасайся, герцог, до рассвета дня

                      Беги отсюда! Не вверяйся шведам!



                                Валленштейн



                      В чем дело?



                                    Сени



                                   Этим шведам не вверяйся!



                                Валленштейн



                      Но почему ж?



                                    Сени



                                   Не дожидайся их!

                      Бедою близкой ложные друзья

                      Тебе грозят. Ужасны в небе знаки!

                      Ты сетью гибели уже опутан.



                                Валленштейн



                      Баптист, ты бредишь, страх смутил твой разум



                                    Сени



                      Нет, не обманут страхом я напрасным,

                      Сам по аспекту убедись, что должен

                      Ты бедствия от ложных ждать друзей.



                                Валленштейн



                      Они - причина всех моих несчастий.

                      Мне б раньше это указанье! Ныне

                      Тут звезды не нужны.



                                    Сени



                                           Пойдем, взгляни!

                      Своим глазам поверь. Ужасный знак

                      Стоит в жилище жизни. Недруг близкий,

                      Изменник злой таится за лучами

                      Твоей звезды. Остерегись, о герцог,

                      Язычникам не доверяйся этим,

                      Противникам священной церкви нашей!



                                Валленштейн

                                 (улыбаясь)



                      Так вот причина опасений? Да,

                      Союз со шведами тебе, я помню,

                      Всегда противен был. Ложись, баптист!

                      Не страшны мне такие знаки.



                                   Гордон

                    (сильно потрясенный этим разговором,

                         обращается к Валленштейну)



                                                  Герцог!

                      Мне разреши сказать. Из уст простых

                      Полезное услышать можно слово.



                                Валленштейн



                      Скажи!



                                   Гордон



                      Что, если он недаром полон страха?

                      Что, если провидение чудесно

                      _Его_ словами хочет вас спасти?



                                Валленштейн



                      Вы оба говорите как в бреду.

                      Какой беды могу я ждать от шведов?

                      Союз со мной им выгоден, им нужен.



                                   Гордон



                      Но если именно прибытье шведов, -

                      Как раз оно должно ускорить гибель,

                      Которая вам угрожает...

                       (Падает перед ним на колени.)

                                              Герцог,

                      Еще не поздно!



                                    Сени

                           (опускается на колени)



                                      О! Внемли ему!



                                Валленштейн



                      Не поздно! Что не поздно? Встаньте! Встаньте!

                      Приказываю вам.



                                   Гордон

                                  (встает)



                                        Рейнграф не прибыл.

                      Велите в крепость не впускать его.

                      Пусть нас он осаждает. С целым войском

                      Погибнет он под этими стенами

                      Скорей, чем нашу храбрость утомит.

                      Узнает он на опыте, что значит

                      Людей бесстрашных горсть с вождем-героем,

                      Который подвигом загладить хочет

                      Проступок свой. Смягчится император,

                      Он склонен к милосердию, и Фридланд,

                      С раскаяньем вернувшися к нему, -

                      Поставлен выше будет им, чем прежде,

                      До своего паденья, он стоял.



                                Валленштейн

                    (с удивлением молча смотрит на него

                некоторое время, проявляя сильное внутреннее

                                 волнение)



                      Гордон, вас далеко заводит рвенье.

                      Я это другу юности прощаю.

                      Кровь пролилась, Гордон! - Нет, император

                      Меня простить не может. Если б мог -

                      Я не могу принять его прощенья.

                      Когда бы знал я наперед, что друга

                      Я лучшего лишусь, и мне бы сердце

                      Так говорило, как теперь, быть может,

                      Одумался бы я, быть может... Нет!

                      Что мне теперь щадить?.. Серьезно слишком

                      Все началось, чтоб кончиться ничем.

                      Пусть совершится все!

                             (Подойдя к окну.)

                      Глухая ночь, и в замке все утихло.

                               (Камердинеру.)

                      Свети.



              Камердинер, который тем временем тихо вошел и с

           видимым участием стоял в отдалении, подходит и, сильно

                 встревоженный, бросается к ногам герцога.



                              И ты? Да, знаю почему

                      Тебе желанен мир мой с государем.

                      Бедняга! У него клочок земли

                      В Каринтии; боится он теперь,

                      Что у него имение отнимут

                      За то, что он остался верен мне.

                      Ужель так беден я, чтобы слуге

                      Вознаградить не мог потерю? Что же?

                      Не принуждаю никого. Коль мыслишь,

                      Что я покинут счастьем, брось меня.

                      В последний раз меня раздень сегодня,

                      А завтра к государю перейди.

                      Прощай, Гордон!

                      Я думаю, что долго буду спать,

                      Все эти дни тревог мне было много,

                      Так слишком рано не будить меня!

                                 (Уходит.)



           Камердинер светит. Сени идет вслед. Гордон продолжает

           стоять в темноте, провожая глазами герцога, покуда тот

          не исчезает в конце галлереи; тогда он жестами выражает

            свою боль и скорбно прислоняется к одной из колонн.



                               ЯВЛЕНИЕ ШЕСТОЕ



                    Гордон. Бутлер (сначала за сценой).



                                   Бутлер



                      Останьтесь здесь, пока не дам я знака.



                                   Гордон

                                (содрогаясь)



                      Вот он. Привел убийц!



                                   Бутлер



                                          Темно в покоях.

                      Все погрузилось в сон.



                                   Гордон



                                           Что делать мне?

                      Спасти ли мне его? Позвать ли стражу?



                                   Бутлер

                          (показывается в глубине)



                      Мерцает в галлерее свет. Она

                      Ведет к нему в опочивальню.



                                   Гордон



                                                 Этим

                      Я не нарушу ли моей присяги?

                      И если он уйдет теперь к врагам,

                      Усиливая их, не я ль виновен

                      В последствиях ужасных буду?



                                   Бутлер

                               (приближаясь)



                                                   Тс!

                      Кто говорит здесь?



                                   Гордон



                                         Лучше провиденью

                      Все предоставить. Мне ль такое дело

                      Брать на себя? Не я его убийца,

                      Коль он погибнет. Но его спасенья

                      Виновник был бы я, - на мне б лежала

                      Тяжелая ответственность за все.



                                   Бутлер

                               (приближаясь)



                      Знаком мне голос...



                                   Гордон



                                           Бутлер!



                                   Бутлер



                                                   Вы, Гордон!

                      Зачем вы здесь? Так долго оставались

                      Вы с герцогом?



                                   Гордон



                                     У вас рука в повязке?



                                   Бутлер



                      Я ранен. Илло бешено сражался, -

                      Его осилить долго не могли...



                                   Гордон

                                (содрогаясь)



                      Они убиты?



                                   Бутлер



                                 Да. В постели герцог?



                                   Гордон



                      О Бутлер!



                                   Бутлер

                                (настойчиво)



                                 Отвечайте! Смерть их скоро

                      Известна станет.



                                   Гордон



                                       Он не должен пасть,

                      Не вам его сражать. Десницу вашу

                      Отвергло небо. Ранена она.



                                   Бутлер



                      Моей руки не нужно.



                                   Гордон



                                          Умертвили

                      Виновных вы, свершилось правосудье!

                      Довольствуйтесь их гибелью.



            Камердинер проходит по галлерее и, приложив палец к

                        губам, призывает к молчанию.



                                                  Он спит!

                      О, сна священного не убивайте!



                                   Бутлер



                      Нет, пусть умрет проснувшись.

                               (Хочет итти.)



                                   Гордон



                                             Ах, еще он занят

                      Житейскими делами, перед богом

                      Он не готов предстать.



                                   Бутлер



                                            Бог милосерд!

                               (Хочет итти.)



                                   Гордон

                              (удерживает его)



                      Оставьте ночь ему.



                                   Бутлер



                                           Через минуту

                      Открыться может все.

                               (Хочет итти.)



                                   Гордон

                              (удерживает его)



                                          Лишь час один!



                                   Бутлер



                      Пустите! Что ему поможет час?



                                   Гордон



                      О, время - чудотворный бог! Успеет

                      В час пронестись песчинок много тысяч;

                      Быстрее их ума людского мысли

                      Проносятся. Повремените час!

                      В его душе проснуться могут, в вашей

                      Другие чувства. Может весть приспеть,

                      Спасительно вдруг сбыться что-нибудь

                      Невероятное. О! Что не может

                      Свершиться в час?



                                   Бутлер



                                        Напомнили вы мне,

                      Как дороги мгновения.

                              (Топает ногой.)



                              ЯВЛЕНИЕ СЕДЬМОЕ



                    Те же. Входят Макдональд и Деверу с

                      алебардщиками. Потом камердинер.



                                   Гордон

                      (бросаясь между Бутлером и ими)



                                            Нет, изверг!

                      Через мой труп перешагни сперва.

                      Участником злодейства я не буду.



                                   Бутлер

                              (отталкивая его)



                      Ты не в уме, старик!



                          Вдали слышен звук труб.



                            Макдональд и Деверу



                                       Звук шведских труб!

                      Рейнграф стоит под Эгером! Скорее!



                                   Гордон



                      Творец!



                                   Бутлер



                               На ваше место, комендант!



                          Гордон устремляется вон.



                                 Камердинер

                             (входит поспешно)



                      Тс... Не шуметь здесь: герцог почивает.



                                   Деверу

                             (громовым голосом)



                      Пора шуметь!



                                 Камердинер

                                  (кричит)



                                    Убийцы! Помогите!



                                   Бутлер



                      Коли!



                                 Камердинер

                  (которого пронзил Деверу, падает у входа

                                в галлерею)



                             О господи!



                                   Бутлер



                                        Ломайте двери!



            Они, перешагнув через труп, направляются в галлерею.

             Слышно, как в отдалении одна за другой рушатся две

     двери. Глухие голоса, стук оружия, затем внезапно глубокая тишина.



                              ЯВЛЕНИЕ ВОСЬМОЕ



                                  Графиня

                                (со свечой)



                      Не нахожу ее нигде, и спальня

                      Ее пуста. И Нейбруин также скрылась.

                      Ужель она бежала? Но куда же?

                      Вслед надо поспешить, велеть повсюду

                      Отыскивать ее. Какая весть

                      Для герцога! Хоть бы мой муж скорее

                      Вернулся с ужина. Быть может, герцог

                      Еще не спит. Здесь были голоса.

                      Пойду к нему, послушаю у двери.

                      Чу! Кто-то вверх по лестнице бежит.



                              ЯВЛЕНИЕ ДЕВЯТОЕ



                       Графиня. Гордон. Затем Бутлер.



                                   Гордон

                      (вбегает, едва переводя дыхание)



                      Ошибка это?.. Бутлер! То не шведы.

                      Не надо дальше вам... О боже! Где он?

                             (Заметив графиню.)

                      Скажите мне, графиня...



                                  Графиня



                      Вы только что из замка? Где мой муж?



                                   Гордон

                                 (с ужасом)



                      Ваш муж? - Не спрашивайте. Возвратитесь

                      К себе...

                               (Хочет итти.)



                                  Графиня

                              (удерживает его)



                                 Сначала знать хочу...



                                   Гордон

                                 (вне себя)



                                                   Зависит

                      От этого мгновенья участь мира!

                      Идите же! Пока мы говорим...

                      О боже всемогущий!

                              (Громко кричит.)

                                         Бутлер! Бутлер!



                                  Графиня



                      Ведь в замке с мужем он моим.



                        Бутлер выходит из галлереи.



                                   Гордон

                                (увидев его)



                                                   Ошибка, -

                      Не шведы это - в крепость ворвались

                      Имперские войска. Меня послал

                      Граф Пикколомини, - он сам здесь будет

                      Сейчас, - что дальше, вам не надо...



                                   Бутлер



                                                         Поздно!



                                   Гордон

                    (пошатнувшись, прислоняется к стене)



                      О боже милосердный!



                                  Графиня



                                          Поздно? Что?

                      Кто будет здесь сейчас? Ворвался в Эгер

                      Октавио? Предательство! Измена!

                      Где герцог?

                        (Бежит ко входу в галлерею.)



                              ЯВЛЕНИЕ ДЕСЯТОЕ



               Те же. Сени. Потом бургомистр. Паж. Фрейлина.

                     Слуги б страхе пробегают по сцене.



                                    Сени

                (охваченный ужасом, появляется из галлереи)



                      Кровавое злодейство!



                                  Графиня



                                           Что случилось, Сени?



                                    Паж

                                  (входит)



                      О зрелище плачевное!



                             Слуги с факелами.



                                  Графиня



                                           Я умоляю,

                      Скажите, ради бога: что такое?



                                    Сени



                      И вы не знаете? Лежит там герцог

                      Зарезанный. Ваш муж заколот в замке.



                        Графиня застывает на месте.



                                  Фрейлина

                                 (вбегает)



                      На помощь к герцогине!



                                 Бургомистр

                            (входит испуганный)



                                             Что за вопли

                      Всех пробуждают в доме?



                                   Гордон



                                           Проклят дом ваш

                      Навек! Зарезан в вашем доме герцог!



                                 Бургомистр



                      Помилуй бог!

                              (Бросается вон.)



                                Первый слуга



                                   Нас всех убьют. Бегите!



                                Второй слуга

                        (несущий серебряную посуду)



                      Сюда! Внизу уже не пропускают.



                             За сценой кричат:

                      "Дорогу генералу! Расступитесь!"

     При этих словах графиня выходит из оцепенения и быстро удаляется.

                                 За сценой:

                    "Займите вход. Народа не впускать!"



                            ЯВЛЕНИЕ ОДИННАДЦАТОЕ



                 Те же, кроме графини. Октавио Пикколомини

                  входит со свитой. Деверу и Макдональд в

              то же время выходят из галлереи с алебардщиками.

                В глубине сцены проносят тело Валленштейна,

                          покрытое красным ковром.



                                  Октавио

                               (быстро входя)



                      Не может быть! Я не поверю. Бутлер!

                      Гордон! Немыслимо! Скажите: нет!



             Гордон, не отвечая, указывает рукой назад. Октавио

                  оглядывается и стоит, пораженный ужасом.



                                   Деверу

                                 (Бутлеру)



                      Вот орденская цепь и шпага князя.



                                 Макдональд



                      Вам будет ли угодно приказать...



                                   Бутлер

                           (указывая на Октавио)



                      Вот кто теперь приказывает здесь.



            Деверу и Макдональд почтительно отступают назад; все

           молча расходятся, и на сцене остаются только Октавио,

                              Бутлер и Гордон.



                                  Октавио

                           (обращаясь к Бутлеру)



                      Того ли ждал от вас я, уезжая?

                      О боже правый! Поднимаю руку

                      Я к небу твоему - я не причастен

                      К чудовищному этому злодейству!



                                   Бутлер



                      Чиста рука могла остаться ваша,

                      Моею действовали вы.



                                  Октавио



                                           Безбожник!

                      И ты дерзнул веленье государя

                      Во зло употребить, свершить убийство

                      Во имя господина твоего?



                                   Бутлер

                               (невозмутимо)



                      Я императора приказ исполнил.



                                  Октавио



                      Владык проклятье тот, кто их словам

                      Жизнь сообщает грозную, кто тотчас

                      К их мимолетной мысли прикрепляет

                      Неисправимое деянье! Быстро

                      Так следовало ль выполнять веленье?

                      Ужель ты милосердному не мог

                      Дать времени на милосердье? Время -

                      Наш добрый гений. Суд свершать мгновенно

                      Лишь богу подобает одному,



                                   Бутлер



                      За что вы упрекаете меня?

                      Я сделал дело доброе, избавил

                      Империю от грозного врага

                      И жду награды. Меж моим поступком

                      И вашим разница лишь в том, что вы

                      Стрелу острили, я ж ее спустил.

                      Посеяв кровь, вы в ужасе, что жатва

                      Кровавая взошла. Я знал всегда,

                      Что делаю, и не могу смущаться

                      Последствием. Намерены ль мне дать

                      Вы поручение? Я еду в Вену

                      К подножью трона меч окровавленный

                      Мой положить и похвалу услышать,

                      Которой справедливый судия

                      Усердие вознаградить обязан!

                                 (Уходит.)



                            ЯВЛЕНИЕ ДВЕНАДЦАТОЕ



                Те же, кроме Бутлера. Графиня Терцки выходит

          бледная, с искаженным лицом. Она говорит слабым голосом,

                          медленно и бесстрастно.



                                  Октавио

                               (ей навстречу)



                      О горе нам, графиня, что дошло

                      До этого! Вот плод неправых дел!



                                  Графиня



                      Плоды деяний ваших это. Герцог

                      Убит, мой муж убит, сестра моя

                      У края гроба, дочь ее исчезла.

                      Дом пышности и славы опустел,

                      И ужасом охваченная челядь

                      Бежит из всех дверей. Я в нем осталась

                      Последняя, я заперла его

                      И принесла ключи.



                                  Октавио

                                 (горестно)



                                        Увы! Графиня,

                      Дом опустел и мой...



                                  Графиня



                                           Кому погибнуть

                      Еще назначено? Кому еще

                      Грозит преследованье? Герцог умер,

                      Месть императора насыщена.

                      О, пощадите старых слуг и не вменяйте

                      Им в грех привязанность и верность их.

                      Постигла гибель брата слишком быстро,

                      Об их судьбе он не успел подумать...



                                  Октавио



                      Не будет мести никакой, графиня,

                      Искуплена тяжелая вина

                      Тяжелым наказаньем. Император

                      Не враг вам больше. Перейдут на дочь

                      Отца заслуги только все и слава.

                      Сочувствия полна императрица

                      К несчастью вашему; как мать, объятья

                      Она вам раскрывает. Бросив страх,

                      Предайтесь милосердью государя.



                                  Графиня

                             (взглянув на небо)



                      Я предаюсь властителю, который

                      Его сильнее. - Где успокоенье

                      Найдет прах герцога? В монастыре,

                      Что был им в Гитчине самим основан,

                      Покоится графиня Валленштейн;

                      И близ нее, начало положившей

                      Его удаче, благодарный он

                      Последним сном своим желал почить.

                      Похороните там его? О том же

                      Прошу для праха мужа моего.

                      Теперь всех наших замков и поместий

                      Владетель - император; пусть могилу

                      Он нам лишь даст среди родных могил.



                                  Октавио



                      Графиня! Вы бледнеете - о боже!

                      Как ваши речи должен я понять?



                                  Графиня



                 (собрав последние силы, говорит с живостью

                              и благородством)



                      Не думаете вы, чтоб дома своего

                      Я гибель пережить была способна.

                      Достойными себя мы мнили руку

                      К короне королевской протянуть...

                      Иное рок судил, но все ж по-королевски

                      Мы думаем... и доблестную смерть

                      Предпочитаем мы бесславной жизни.

                      Яд...



                                  Октавио



                              Боже мой! Спасите!



                                  Графиня



                                            Поздно. Совершится

                      Моя судьба чрез несколько мгновений.

                                 (Уходит.)



                                   Гордон



                      О дом убийств и ужаса!



                          Гонец входит с письмом.



                                   Гордон

                            (идет ему навстречу)



                                              Откуда?

                      Посланье с императорской печатью!

                   (Прочитав надпись, он передает Октавио

                     письмо со взором, полным упрека.)



                      Вам, князю Пикколомини.



            Октавио, в трепете, горестно поднимает глаза к небу.



                                  Занавес



                                КОММЕНТАРИИ



                              ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ



                               Явление пятое



     Стр.  376.  Шляпу адмирала // Вы у меня сорвали с головы. - Валленштейн

рассчитывал  тогда  получил  титул  адмирала  "Балтийского  и  Океанического

морей", а в действительности получил звание их генералиссимуса.

     Стр.   378.   И   вашим   будет   пограничный  край.  -  Померания.  По

Вестфальскому  миру  Швеция получила Западную Померанию и часть Восточной (с

городом Штеттином).



                               Явление шестое



     Стр.  379.  Того  Бурбона...  -  Шарль Бурбон, оскорбленный французским

королем  Франциском  I, перешел на службу к его врагу, императору Карлу V, и

вскоре был убит.



                              Явление седьмое



     Стр.  380.  Богемцам  //  Я  одного  дала  уж  короля. - Графиня Терцки

намекает  на свое участие в избрании Фридриха Пфальцского чешским королем; в

действительности его кандидатуру отстаивала мать графа Терцки.



                              ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ



                               Явление первое



     Стр.   383.  Он  пишет  мне  из  Линца.  -  Валленштейн  имеет  в  виду

Альтрингера.



                              ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ



                             Явление четвертое



     Стр.  399.  Герцог  Лауэнбергский  -  служил  в  имперских  войсках под

командованием  Валленштейна, перешел к шведам, стал саксонским фельдмаршалом

и вел переговоры с Валленштейном.



                            Явление семнадцатое



     Стр. 408. Шерфенберг - придворный Валленштейна (обер-гофмейстер).



                           Явление восемнадцатое



     Стр.  410.  Золотое  руно  -  высший  орден Священной Римской империи и

Испании.



     Стр.  413.  ...Земляк и друг - шотландец Гордон и ирландец Бутлер - оба

великобританцы ("земляки").



                             ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ



                               Явление третье



     Стр.  417. На западе падут и на востоке /// Два государства - Австрия и

Испания, две католические державы, управляемые Габсбургами.



                              Явление восьмое



     Стр.  422.  Как  Архимед,  падет  внутри  он круга. - Архимед - великий

математик  древности  (III  в.  н.  э.). Согласно легенде, он, углубившись в

расчеты  геометрических  фигур,  вдруг  увидал  римских  солдат,  только что

захвативших   его  родной  город  Сиракузы.  "Не  трогай  моих  чертежей!" -

воскликнул Архимед и тут же был убит одним из римлян.



                               ДЕЙСТВИЕ ПЯТОЕ



                               Явление третье



     Стр.  434.  Тот  брак  основой  //  Был  счастья  моего.  -  В  1609 г.

Валленштейн  женился  на  богатой  вдове Лукреции фон Ландек, оставившей ему

большие  средства,  с  которыми он начал свою карьеру. Что говорят о Генрихе

Четвертом - намек на дурные предчувствия короля Франции, убитого в 1610 г.



                             Явление четвертое



     Стр.  435.  Фриульская  война  (1617)  -  война  за  Фриуль  - область,

принадлежавшую  Венеции;  эту войну с итальянской республикой вел Фердинанд,

когда он был - еще эрцгерцогом.



     Стр.  436.  Тифон  -  древнеегипетское божество зла, которое стремились

умилостивить человеческими жертвоприношениями.


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru