Соколовский Владимир Игнатьевич
(Из поэмы "Мироздание")

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
 Ваша оценка:




                             В. И. Соколовский



                          <Из поэмы "Мироздание">



----------------------------------------------------------------------------

     Библиотека поэта. Поэты 1820-1830-х годов. Том второй

     Биографические справки, составление, подготовка текста и примечания

     В. С. Киселева-Сергенина

     Общая редакция Л. Я. Гинзбург

     Л., Советский писатель, 1972

     OCR Бычков М.Н. mailto:bmn@lib.ru

---------------------------------------------------------------------------



     249-251. <Из поэмы "Мироздание">

        1. Из главы 1 "Довременность"

        2. Из главы 7 "День шестый"

        3. Из эпилога



                                     1



                                 Из главы 1

                              "ДОВРЕМЕННОСТЬ"



                       В неизъяснимой той стране,

                       В разливе славы и сиянья,

                       Как бездна искр, блестят оне -

                       Творца духовные созданья.

                       Их жизнь в пространстве без времен -

                       Восторгов светлая дорога;

                       Для них - любить и славить бога -



                       Один завещанный закон.

                       Неизменяемая младость

                       Лелеет их своей рукой,

                       И льется в песнях их рекой

                       Любви, хвалы и рая сладость.

                       Они поют - и песня та

                       Очаровательна, свята;

                       Их звуки, слившись над струнами,

                       Как благовонный фимиам,

                       Клубятся к божиим стопам

                       Волшебно-ясными волнами.



                       Хор небесных сил



                       Светом счастия дыша,

                       Будто влагой золотою,

                       Наша чистая душа,

                       Как фиал, полна Тобою.



                       В нас красы Твои горят,

                       В нас любовь к Тебе сияет

                       И, как теплый аромат,

                       Упоеньем согревает.



                       В непостижной бездне сей

                       Из Тебя, как из светила,

                       Сеткой радужных лучей

                       Вдохновенье нас обвило.



                       Всё живет одним Тобой,

                       Ты один властей не знаешь

                       И в предвечности святой

                       Не живешь, а пребываешь.



                       Благодатно Твой _Глагол_

                       Всё пространство без предела,

                       Вея жизнию, прошел -

                       И пучина закипела!



                       Необъятною волной

                       Рай пленительно разлился

                       И, наполненный Тобой,

                       Осветлел и освятился.



                       И с державной высоты,

                       Со ступеней на ступени,

                       В блеске светлой красоты

                       Низошли святые тени.



                       С той поры _Любовь_ Твоя

                       Нам как море наслажденья,

                       И в восторге бытия

                       Мы поем Тебе хваленья!



                       Вдруг Он державною рукой

                       Их осенил, благословляя,

                       И песнь хвалы в дали немой

                       Исчезла, тихо замолкая...

                       Высокой тайны полон был

                       Творец, сидящий на престоле,

                       И кротко _Мудрость_ Он излил

                       С _Любовью_ в сладостном _Глаголе_:

                       "О дети вечной Красоты!

                       Мои святые Дуновенья!

                       Для вас безмерность пустоты

                       Облек Я в роскошь наслажденья.

                       Здесь всё сливается в одно,

                       И без конца, и без предела;

                       Но есть пространство - там давно

                       В Моем созданьи жизнь кипела.

                       Здесь неизменность есть закон -

                       Там всё собою изменяло

                       Теченье бурное времен:

                       Там есть конец, где есть начало!

                       В неизмеримой бездне той

                       Бесчисленных столетий звенья

                       Над дивною громадой тленья

                       Текли завещанной чредой.

                       Своими мощными Словами

                       Из хладной тьмы небытия

                       Рождал и жизнь, и радость Я,

                       И наполнял ее мирами;

                       Но время быстрое неслось,

                       Мгновеньями века летели,

                       Свершая путь, миры дряхлели



                       И вновь сливалися в хаос.

                       И в каждом круге мирозданья

                       Детей послушных Я встречал

                       И в лоно благ их принимал

                       Из знойной степи испытанья;

                       Теперь опять _Любовь_ Моя

                       Подвигнет царственное _Слово_,

                       И в той пучине мрака снова

                       Прекрасный мир устрою Я".



                              Хор небесных сил



                           Ты чудесно нам раскрыл

                           Всемогущество и славу,

                           И в восторге сонмы сил

                           Огласят Твою державу.



                           Арфы златом заблестят

                           И под нашими перстами

                           Затрепещут, зазвенят

                           Гармонически струнами.



                           Тот увидит мир святой,

                           Мир любви и упоенья,

                           Кто младенчески душой

                           Исполнял Твои веленья.



                           Бренный туск его очей

                           Просветлеет, просияет,

                           И красу Твоих лучей,

                           Торжествуя, он узнает.



                           Он создателя поймет,

                           Бытие переменяя,

                           И о счастьи запоет,

                           В нем навеки утопая.



                           Свят Господь! Егова свят!

                           Ты возвысил всё Собою,

                           И к Тебе, Творец, горят

                           Все любовию святою!



                        И вот торжественно жезлом

                        Провел Он, бездны раздирая,

                        И светлое сиянье рая

                        Разверзлось пред Его лицом...

                        Пучина страшная темнела;

                        Но в ней, под ризой вечной мглы,

                        Не море под грозой кипело,

                        Вздымая черные валы;

                        Там не туманы над водами

                        Вились безмерными клубами,

                        И не сгущенный, чадный дым

                        Стоял страшилищем седым;

                        Не вихри злобно там стонали;

                        Не духи, падшие в грехах,

                        В богохулительных словах

                        На неизбежный су а роптали;

                        Не беспредельное ничто

                        Там распростерлося уныло, -

                        Там света и миров могила,

                        Туда минувшее слито!

                        Там смутно к непонятной цели

                        Стихий, атомов, сил, начал

                        Потоки бурные кипели;

                        Незримый пламень там пылал,

                        И в нем под ризою печали

                        Зачатки чудно созревали;

                        Не смерть носилась в бездне той,

                        В предвечной мгле захладевая.

                        Но лишь безжизненность немая

                        Под склепом тайны роковой;

                        В ней всё грядущее творенье

                        Из прежних остовов слилось:

                        Так, полн символа обновленья,

                        Клубился сумрачный хаос.



                                     2



                                 Из главы 7



                               "ДЕНЬ ШЕСТЫЙ"



                              Хор небесных сил



                          Славен, силен Саваоф!

                          Дивен Ты в красах созданья

                          И святой Любовью Слов,

                          И могуществом Дыханья!



                          Как таинственно Оно

                          Прах и Дух соединило

                          И в творение одно

                          Мир безмерный отразило!



                          Ты дохнул - и прах восстал,

                          И, наполненный Тобою,

                          Непонятно просиял

                          Он небесной красотою.



                          Ты в него чудесно влил

                          Дивный Дух - светильник знанья,

                          Чтоб постиг и оценил

                          Он твои благодеянья.



                          Три начала слиты в нем:

                          Жизни, чувств и размышленья,

                          И себя, своим Отцом,

                          Передаст он в поколенья.



                          Исполняя Твой закон,

                          Свет разрушится веками,

                          И последний вал времен

                          Расплеснется над гробами.



                          Тлен и прах хаос возьмет,

                          Но бессмертное Дыханье

                          Исполином перейдет

                          Чрез могилу мирозданья.



                          И сольется вновь тогда

                          Здесь Оно с Твоей красою,

                          Как с блестящею зарею

                          Утра светлая звезда!



                                     3

                                 Из эпилога



                       Однажды... страшно вспомянуть!

                       И давит грусть, и сердцу больно,

                       И жжет его тоска невольно,

                       И груди не дает вздохнуть...



                       Дышали свежестью поляны;

                       Светало; золотел восток;

                       Вот горный засиял поток;

                       Вот ветр заколыхал туманы;

                       Хвалебный гимн творцу служа,

                       Запели птицы в рощах рая,

                       То с негой звуки изливая,

                       То резвой трелью дребезжа.

                       Цветы, благоуханьем вея,

                       Раскрыли пышные красы -

                       И пали капли в них росы,

                       Их бархат радужный лелея.

                       Как тьма сомненья, ночи тень

                       Между ущельями редела,

                       Лазурь прозрачнее светлела,

                       И роковой зажегся день...



                       Прекрасным, золотистым шаром

                       Горело солнце в высотах

                       И, рассыпался в лучах,

                       Всю землю обливало жаром...

                       Как серна легкая скача,

                       Огнем невинности пылая,

                       Бежала Евва молодая

                       К волнам прохладного ключа.

                       Она уж там - и нега пены

                       С любовью ей лобзает члены,

                       Скользя по телу серебром;

                       То, обвивался вкруг шеи,

                       Ее грудей свежит лилеи,

                       То, в брызги светлые потом

                       Дробясь в прибрежные граниты,

                       К ней на чело и на ланиты

                       Алмазным падает венцом.

                       Вот из счастливого кристалла,

                       Где так роскошно утопала,

                       Обновлена, оживлена,

                       На мягкий луг идет она;

                       Вот ароматными устами

                       Обвеял ветр ее красы,

                       И светло-русые власы

                       Опять рассыпались кудрями;

                       Вот на цветистый холм взошла

                       С младенческим весельем Евва,

                       И вот стоит она у древа

                       Познания добра и зла...



                       О! где ты, красота Востока?

                       Куда завел тебя твой рок?

                       Где ты, невинности цветок,

                       Стоишь беспечно-одинока?

                       Не медли, Евва, и беги,

                       Спеши упасть на грудь супруга:

                       Там ты найдешь участье друга -

                       Здесь сторожат тебя враги.

                       Ты вспомни божий заветы,

                       Ты вспомни счастие любви -

                       И мук на сердце не зови,

                       И сохрани свои обеты,

                       Помысли о душе своей,

                       Помысли о небесном гневе!

                       Не в роковом ли этом древе

                       Судьба твоя, судьба людей?

                       Беги! и бойся новой встречи!..

                       Но мрамором стоит она,

                       Нема, безжизненна, бледна,

                       И внемлет шепот адской речи...



                       Дай неге счастия цвести!

                       Еще не скрыта к ней дорога,

                       Еще ты вымолишь у Бога

                       Тебя отечески спасти!..

                       Твое дыханье замирает,

                       Тревожно помыслы кипят,

                       И с дерева могильный яд

                       Тебя то жжет, то охлаждает;

                       Лазурь очей твоих тускла,

                       И неужель в пылу волненья

                       Не узнаешь ты приближенья

                       Твоей погибели и зла?

                       Взгляни: предтечею изгнанья,

                       Греха, и смерти, и страстей

                       К душе тоскующей твоей

                       Уже идет гроза страданья...

                       Еще видна за ней вдали

                       Надежда мира с небесами, -

                       Молись и горькими слезами

                       Облей в смиреньи прах земли.

                       С Эдемом вспомни ты разлуку,

                       Не подвергай себя стыду -

                       Но вот уже она к плоду

                       Безумно протянула руку...



                       Еще коварнее была,

                       Еще хитрее лесть и злоба, -

                       И плод, открывший двери гроба,

                       В забвеньи Евва сорвала...



                       Пожар в груди ее пылает,

                       Рука горит, рука в огне,

                       И Кто-то сладко в вышине

                       Ее к спасенью призывает;

                       Но глас небес невнятен ей,

                       Она душой уже упала

                       И неподвижно приковала

                       К плоду смущенный взгляд очей.

                       Ее так тяжко мучит совесть,

                       Но ей не страшен призрак зла,

                       Она уж к пропасти пришла...

                       Постой!.. узнай несчастья повесть.



                       Не в радость у груди твоей

                       Взлелеются тобою дети,

                       На них сама ты взбросишь сети

                       Тебе неведомых страстей.

                       Что день - то новая утрата;

                       Что день - то горесть и беда,

                       И в адской зависти тогда

                       Восстанет злобно брат на брата:

                       Он страшно руку занесет -

                       И череп друга брызнет кровью,

                       И сына кроткого с любовью

                       Твое объятье не сожмет.

                       Раскаянья и грусти слезы

                       Всё сердце у тебя прожгут,

                       И сны тирански привлекут

                       К тебе чудовищные грезы;

                       Невозвратимые, в былом

                       Навек минуты счастья канут;

                       Тебя мечты твои обманут;

                       Ты вся покроешься стыдом;

                       Ты сыновьям свои пороки

                       Привьешь, как смертоносный яд,

                       И над тобою прогремят

                       Потомства горькие упреки;

                       В трудах оно кровавый пот

                       На пищу скудную уронит

                       И, проклиная жизнь, застонет

                       От муки, скорби и забот;

                       Междоусобия и брани

                       Ужасный факел свой зажгут,

                       И жадно демоны пожнут

                       По всей земле разврата дани;

                       Закон природы упадет;

                       Возненавидит ближний друга,

                       И счастие людей замрет

                       Во тьме душевного недуга;

                       Неверья, буйства знамена

                       В толпе безумцев разовьются,

                       И чувств священных имена

                       Лишь на позор передадутся;

                       Глубоко землю раздерут

                       В своей алчбе безмерной люди,

                       В них месть и злость взволнует груди:

                       Они и цепь, и меч скуют

                       И, не бояся казни неба,

                       Заищут крови будто хлеба...



                       И будет всё - твоей виной,

                       Твоими смертными грехами;

                       Ты не спасешься ни слезами,

                       Ни мукой сердца, ни мольбой...

                       Постой!.. послушай глас знакомый:

                       Тебя давно супруг зовет...

                       Но ты вкусила страшный плод -

                       И грянули на небе громы!..



                       <1832>



                                 ПРИМЕЧАНИЯ



     249-251. "Мироздание.  Опыт  духовного  стихотворения",  М.,  1832,  с.

10-19, 79-81, 115-124. Отрывки печ.  по  кн.:  "Мироздание.  Стихотворение",

СПб., 1837 (изд.  2),  с.  8-18,  82-84,  121-131  (пространные  эпиграфы  к

отдельным главам поэмы, почерпнутые  из  Ветхого  завета,  Евангелия  и  др.

источников, не воспроизводятся). В этом издании имеются небольшие  текстовые

изменения (преимущественно в  названиях  глав)  и  отсутствует  стихотворное

посвящение под загл. "Ему". В 3-м, посмертном издании (СПб.,  1867)  в  виде

приложения были напечатаны стихотворения "Кто  ты,  господи?"  и  "Исповедь"

(отрывки из поэмы "Альма"); эпилог  поэмы  был  напечатан  с  пропуском  ст.

29-37,  вероятно  цензурного  происхождения;  в  некоторых   местах   текста

появились разночтения, характер которых не нарушает норм  авторского  стиля.

Не исключено,  что  в  основу  3-го  изд.  был  положен  экземпляр  поэмы  с

поправками С. Сочувственные рецензии на "Мироздание" появились в Тел., 1832,

Ќ 13, с. 108-115 (автор, видимо, Л. А. Якубович) и СПч, 1833, 10  марта,  с.

217-219 (подпись: Б. Ф. - может быть,  Б.  Федоров).  Скептически  прозвучал

отзыв И. А. Полевого в МТ, 1832, Ќ  23,  с.  397.  Второе  изд.  поэмы  было

встречено похвалами Ф. А. Кони в СПч, 1837, 19 июня, с. 557-560.  Главы  2-8

"Мироздания" и эпилог  представляют  собой  свободное  переложение  в  стихи

первой книги Ветхого завета "Бытие".

     Из гл. 1. "Довременность". Егова - см. примеч. 103.  Из  гл.  7.  "День

шестый". Саваоф - имя бога в Библии.


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru