Воейков Александр Федорович
Послание к А. Н. В.

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
 Ваша оценка:


  
                                 ПОСЛАНIЕ
                                 Къ А. Н. В.
  
                       О ты, съ которою блаженство постигаю,
                       Которой радости я радостьми считаю,
                       Которой горести для сердца моего
                       Тяжелѣ собственныхъ печалей и страданья!
                       Въ послѣдній часъ прими, за всѣ благодѣянья,
                       Сердечной, старой долгъ отъ друга твоего!
                       Ты Совѣсть, Ангелъ мой и благотворный Геній!
                       Благодарю тебя, что ты меня спасла
                       Отъ низкихъ слабостей, привычекъ, заблужденій,
                       И въ пристань тихую корабль мой привела.
                       Ты радость и печаль со мною раздѣляла,
                       Ты щастье дней моихъ цвѣтами осыпала;
                       И въ нашъ желѣзной вѣкъ, когда порокъ, развратъ
                       Изъ свѣта дѣлаютъ не свѣтъ, но мрачной адъ,
                       Съ тобою проводилъ я время золотое:
                       Съ тобой я не одинъ, съ тобой насъ и не двое!
  
                       Какъ сладко заключенъ сей дружеской союзъ
                       Непостижимою, таинственною силой!
                       Однѣ желанія, во всемъ единый вкусъ,
                       Любовь къ изящному, вліянье чистыхъ Музъ,
                       Воспламененный духъ и горестно унылой,
                       Благоговѣніе къ Природѣ и Творцу,
                       Какъ къ доброй матери, какъ къ нѣжному отцу,
                       Насъ къ мирной дружбѣ сей давно приготовляли:
                       Мы свидѣлись -- и вмигъ сердца насъ сочетали!
  
                       Могу ли не летѣть душей къ тѣмъ райскимъ днямъ,
                       Которые съ тобой въ деревнѣ мы дѣлили?
                       Здоровы, веселы, мы цѣлой день бродили
                       По берегамъ Оки, по рощамъ и садамъ;
                       Едва лишь тихая денница занималась,
                       Мы шли на ближній холмъ -- глядѣли, какъ съ весной
                       Надежда юная на землю низпускалась;
                       Какъ новой ризою Природа облекалась,
                       Румянцомъ небеса, а воды синевой,
                       И съ бездною небесъ сливалась водъ равнина --
                       Великолѣпная, волшебная картина!
                       Блѣяніе овецъ, шумъ листьевъ, вѣтерковъ,
                       Хоръ птицъ невидимый, журчаніе ручьёвъ,
                       Казались пѣснію хвалебною Природѣ,
                       Любви, безпечности, блаженству и свободѣ!
  
                       Могу ли позабыть, какъ позднею порой,
                       Въ пріятномъ сумракѣ, я, ты и другъ нашъ общій,
                       Плѣнялись на холмъ спокойною Луной,
                       Задумчиво на насъ сіявшей изъ-за рощи;
                       Какъ наслаждаяся, любуясь и страшась,
                       Катались въ лодкѣ мы подъ чернымъ кровомъ нощи;
                       Какъ трели соловья плѣняли нѣжно насъ --
                       Онъ пѣть переставалъ, но мы еще внимали!
                       Какъ съ каждымъ у съ каждымъ днемъ я дѣлался добрѣй...
                       Какъ сладко мы тогда другъ къ другу привыкали!
                       Душа моя тогда, смѣшавшися съ твоей,
                       Жила для дружества, добра и наслажденья;
                       За всё, за всё тогда, въ огнѣ благоговѣнья,
                       Чистѣйшій Небу мы курили ѳиміамъ.
                       Найдуль подобные тѣмъ райскимъ вечерамъ,
                       Когда читали мы Жанъ-Жака и Расина
                       Въ зной лѣтній подъ окномъ, зимою у камина?
                       Когда, послѣдуя Боннету-мудрецу,
                       Любили восходить отъ тварей ко Творцу;
                       Какъ съ Геснеромъ мы въ вѣкъ златой переселялись;
                       Какъ съ Юнгомъ плакали, съ фонъ-Визинымъ смѣялись;
                       Когда читали мы исторію злодѣйствъ,
                       Паденья сильныхъ Царствъ, нещастія семействъ,
                       И жизнь свирѣпую убійцъ высокопарныхъ --
                       Ты ужасалася ихъ замысловъ коварныхъ,
                       И слёзы (чистая прелестныхъ глазъ роса!)
                       Спѣшила осушишь, взглянувъ на небеса!
  
                       Тогда я лиру бралъ, и въ струны ударяя,
                       Жизнь сельскую хвалилъ, Делилю подражая;
                       Училъ располагать зеленые кусты,
                       Ручьи сребристые и алые цвѣты;
                       Тогда у Боало и Дмитрева учился,
                       Съ пороками людей и глупостью бранился,
                       Иль славныя дѣла Россіянъ воспѣвалъ!
                       Тебѣ единственно я нравиться желалъ.
                       Не требуетъ вѣнковъ моя простая лира,
                       Возвышенный твоей, о милой другъ! хвалой,
                       Я могъ ли дорожить народною молвой?
                       Взоръ дружбы для меня лестнѣе плесковъ міра.
                       Съ тобой я клевету Зоиловъ презиралъ!
                       Я не завидовалъ любовникамъ -- щастливцамъ,
                       Я дружбу чистую любви предпочиталъ:
                       Любовь не рѣдко смерть несетъ своимъ любимцамъ;
                       Она съ оковами, стрѣлами, тетивой,
                       Повязка на глазахъ и крылья за плечами!
                       А дружба нѣжная съ открытыми глазами!
                       Ее ли обольстить наружной красотой?
  
                       Теперь, мой другъ! тебя надолго покидаю!
                       Теперь прошедшее живѣй воображаю.
                       О домъ родительской! о братья! о друзья!
                       Въ послѣдній можетъ быть прощаюсь, плачу съ вами;
                       Быть можетъ чуждые, съ холодными сердцами,
                       Положатъ въ мрачный гробъ, въ чужой землѣ меня:
                       Никто не посѣтитъ могилы моея.....
                       Не горько умирать, но горько разлучаться!....
                       Такъ рокъ опредѣлилъ -- готовъ повиноваться!
                       Когда Отечеству полезенъ быть могу:
                       Я Россъ! и брани страхъ и смерть пренебрегу --
                       Гласъ человѣчества и сердца умолкаетъ,
                       Когда Отечество на битву посылаетъ!
                       Богъ силенъ! можетъ быть невреденъ возвращусь,
                       И снова съ Музами, съ Природой подружусь,
                       И снова буду жить у какъ прежде у веселъ, воленъ,
                       Богатый дружбою, умѣреннымъ доволенъ!
                       Ахъ! что мнѣ золото, алмазы и вѣнецъ,
                       Коль друга, лучшее сокровище имѣю?
                       Безъ злата съ дружбою я щастливъ быть умѣю!
                       Когда же дней моихъ приближится конецъ,
                       Съ улыбкой встрѣчу смерть, какъ вечеръ тихой, ясной,
                       Съ улыбкой кончу жизнь, какъ майской день прекрасной,
                       Чтобъ снова, перешедъ за гробъ, его начать,
                       И въ вѣчности -- тебя и Бога обожать!
                                                                         Воейковъ.

"Вѣстникъ Европы". Часть XXXVIII, No 6, 1808


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru