Вольфрам Фон Эшенбах
Титурель

Lib.ru/Классика: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
 Ваша оценка:


  

ВОЛЬФРАМЪ ФОНЪ-ЭШЕНБАХЪ.

  
   Нѣмецкіе поэты въ біографіяхъ и образцахъ. Подъ редакціей Н. В. Гербеля. Санктпетербургъ. 1877.
   OCR Бычков М. Н.
  
   Вольфрамъ фонъ-Эшенбахъ представляетъ замѣчательный примѣръ поэта, прославившагося эпическими поэмами, тогда-какъ по таланту и по характеру онъ былъ чистѣйшимъ лирикомъ. Горячимъ лиризмомъ дышетъ каждая строфа его огромныхъ по объёму поэмъ "Парциваля" и"Титурэля", между-тѣмъ какъ въ его короткихъ, страстныхъ пѣсняхъ, гдѣ, казалось бы, прирождённый ему талантъ долженъ былъ проявиться съ особенной силой, онъ. напротивъ, уступаетъ прочимъ своимъ собратьямъ-миннезингерамъ.
   Вольфрамъ происходилъ родомъ изъ небольшаго городка Эшенбаха, принадлежавшаго тогда Баваріи. Онъ былъ членомъ знатной фамиліи, о чёмъ не безъ гордости упоминаетъ самъ въ своихъ сочиненіяхъ; тѣмъ не менѣе, будучи однихъ изъ младшихъ сыновей, онъ не получилъ доли въ отцовскомъ наслѣдствѣ -- обстоятельство, которое принудило его самого пробивать дорогу въ жизни и которое, можетъ-быть, не мало способствовало развитію его таланта. Но однако Вольфраму не предстояло надобности сдѣлаться странствующимъ миннезингеромъ и продавать свои пѣсни за деньги, такъ-какъ знатный родъ дѣлалъ его, можетъ-быть, не менѣе чѣмъ талантъ, желаннымъ и уважаемыхъ гостемъ во дворцахъ королей и герцоговъ. Рыцарь происхожденіемъ, Вольфрамъ, по принятому тогда обычаю, не получилъ въ молодости почти никакого научнаго образованія и если узналъ что-нибудь впослѣдствіи, то единственно благодаря своему пытливому уму и замѣчательнымъ способностямъ. Французскому языку онъ выучился, вѣроятно, при дворахъ своихъ высокихъ покровителей. Знаніемъ этого языка онъ повидимому гордился, потому-что часто употреблялъ въ своихъ сочиненіяхъ французскія слова и цѣлые обороты. Лучшія произведенія сочинены имъ въ первой четверти тринадцатаго вѣка, почему можно предположить, что вѣроятно онъ родился въ восьмидесятыхъ или семидесятыхъ годахъ предшествовавшаго столѣтія. Время его смерти также нельзя опредѣлить съ точностью, но по нѣкоторыхъ даннымъ можно предположить, что онъ умеръ около 1270 года. Изъ событій жизни Вольфрама особенно замѣчательно его участіе въ состязаніи пѣвцовъ при дворѣ ландграфа Германа Тюрингенскаго, гдѣ онъ одержалъ полную побѣду въ пѣніи. Вольфрамъ былъ погребёнъ въ Эшенбахскомъ соборѣ, но церковь эта уже не существуетъ въ настоящее время и потому гробница его осталась намъ неизвѣстной.
   Кромѣ лирическихъ стихотвореній, Вольфрамъ сочинилъ три поэмы: "Парциваль", "Виллегальмъ" и "Титурэль", изъ котрыхъ послѣдняя впрочемъ осталась неоконченной, да и изъ дошедшей до насъ части многія строфы, по отзыву нѣкоторыхъ критиковъ, принадлежатъ не ему. Содержаніе всѣхъ этихъ трёхъ поэмъ заимствовано имъ изъ старинной французской литературы, причемъ увѣряютъ, что Вольфрамъ, не умѣвши, какъ истинный рыцарь и дитя вѣка, даже читать и писать, заставлялъ, при сочиненіи своихъ поэмъ, читать себѣ вслухъ французскій текстъ и тутъ же диктовалъ писцу свои передѣлки.
   Поэма "Парциваль" изображаетъ жизнеописаніе героя того же имени. Она начинается съ исторіи его отца, по имени Гамурета, который покидаетъ отечество, чтобъ не служить подъ началомъ своего старшаго брата, получившаго по закону отцовское наслѣдство. Во время своихъ похожденій онъ спасаетъ отъ возмутившихся вассаловъ одну мавританскую царицу и получаетъ въ награду ея руку. Скоро онъ однако её покидаетъ, a царица въ его отсутствіе родитъ сына, унаслѣдовавшаго отъ отца и матери двойной цвѣтъ кожи, чорный и бѣлый. Гамуретъ между-тѣмъ пріѣзжаетъ въ новое государство, гдѣ царствуетъ королева Герцлейда, и, одержавъ побѣду на турнирѣ, женится на ней. Отъ этого брака родится герой поэмы Парциваль. Затѣмъ Гамуретъ погибаетъ въ битвѣ съ невѣрными, a Герцлейдъ, поражонный его смертью, удаляется въ пустыню, гдѣ воспитываетъ своего сына какъ простолюдина, изъ страха чтобъ онъ, сдѣлавшись рыцаремъ, не погибъ смертью отца. Но молодой Парциваль чувствуетъ въ крови призванье къ подвигамъ. Онъ самъ дѣлаетъ себѣ стрѣлы и копья и проводитъ всё время въ охотѣ за дикими звѣрями. Разъ встрѣтилъ омъ въ лѣсу четырехъ рыцарей и, поражонный ихъ воинственнымъ видомъ и разсказами, умоляетъ матъ отпустить его съ ними. Герцлейда съ горестью соглашается, наконецъ, исполнить желаніе сына -- и отсюда начинается его, полная разнообразныхъ и чудесныхъ приключеній, жизнь, которыхъ нѣтъ возможности изложить въ краткомъ очеркѣ, безъ ущерба прелестному разсказу, въ какомъ изобразилъ её Вольфрамъ. Между прочихъ Парциваль женится на королевѣ Кондвирамурѣ, побѣдивъ ея врага, царя Кланида, осадившаго городъ съ цѣлью принудить царицу быть его женой. Далѣе Парциваль попадаетъ въ священный городъ Грааля, гдѣ множество рыцарей служатъ священной чашѣ, заключающей благодать святаго духа. Описаніе храма Грааля и пировъ рыцарей этого таинственнаго государства принадлежатъ къ лучшимъ мѣстамъ поэмы, не смотря на сказочную нелѣпость описываемыхъ событій. Парциваль дѣлается самъ рыцаремъ этого братства. Въ концѣ поэмы, наполненной множествомъ разнообразныхъ приключеній, которыя часто вяжутся между собою, по волѣ автора, совершенно насильственнымъ образомъ, подобно легендамъ неистоваго Роланда, Парциваль сходится съ своимъ братомъ, сыномъ мавританской царицы, о которомъ говорено было выше, и пріѣзжаетъ съ нимъ ко двору короля Артура, гдѣ оба вступаютъ въ братство рыцарей круглаго стола. Поэма заключается избраніемъ Парциваля королёмъ Грааля, гдѣ онъ сходится вновь съ женой и узнаётъ, что y него родился сынъ Лоэрангринъ, будущій наслѣдникъ государства. Жизнь и приключенія Лоэрангрина составляютъ особый эпизодъ поэмы, въ которомъ описывается какъ онъ приплылъ на лебедѣ въ Антверпенъ, женился на брабантской принцессѣ, подъ условіемъ, чтобъ она не спрашивала объ его имени, и потомъ покинулъ её, когда она не исполнила этого завѣта. Читатель безъ сомнѣнія догадывается, что этотъ эпизодъ послужилъ Вагнеру сюжетомъ для его знаменитой оперы "Лоэнгринъ".
   Вторая поэма Вольфрама, "Титурэль", связана съ первой тѣмъ, что въ ней выведены лица, участвовавшія въ "Парцивалѣ", а именно Шіонатуландеръ и Сигуна, воспитанные въ дѣтствѣ Гамуретомъ и Герцлейдой. Поэма эта не такъ богата приключеніями, какъ предыдущая, но зато въ ней авторъ болѣе далъ развитія своей фантазіи въ анализѣ чувствъ и въ лирическихъ порывахъ. Въ разговорахъ героя и героини о любви попадаются прелестныя страницы, явно обличающія, почему Вольфрамъ признанъ однимъ изъ талантливѣйшимъ поэтовъ, не смотря на то, что содержаніе всѣхъ его произведеній заимствовано изъ чужой литературы.
   Въ третьей поэмѣ, озаглавленной "Виллегальмъ", описываются битвы ея героя съ язычниками, пришедшими мстить за то, что Виллегальмъ похитилъ дочь ихъ короля и женился на ней, обративъ её въ христіанскую вѣру. Поэма написана съ обыкновенными пріёмами средневѣковой литературы, то-есть вездѣ тысячи тысячъ сарацинъ нападаютъ на небольшое число христіанскихъ рыцарей и, разумѣется, бываютъ ими побиваемы на голову. Въ поэмѣ, впрочемъ, есть трогательный эпизодъ смерти племянника Виллегальма, молодого рыцаря Вивіана, въ которомъ изображонъ столь любимый въ средніе вѣка типъ рыцарской храбрости, соединённой съ цѣломудренной душевной чистотой.
   Разсматривая содержаніе трёхъ поэмъ Вольфрама, невольно задаёшь себѣ вопросъ: въ чёмъ же заключается высокое значеніе его, какъ поэта, если содержаніе его произведеній вовсе не переходитъ за уровень тѣхъ безчисленныхъ рыцарскихъ сказокъ, о большинствѣ которыхъ давно позабыли и думать въ литературѣ? Гдѣ, въ самомъ дѣлѣ, въ его поэмахъ грандіозный замыслъ цѣлаго? гдѣ психологически-вѣрное развитіе характеровъ? и въ чёмъ, наконецъ, та особенность и та оригинальность, которая одна даётъ значеніе поэту? Чтобъ отвѣтить на эти вопросы,слѣдуетъ перенестись въ тогдашній вѣкъ и стать на ту почву, на которой жилъ поэтъ. Общество только-что начинало развиваться и требовало отъ литературы исключительно яркихъ, легко-запоминаемыхъ образовъ. Идеаломъ человѣка считалась физическая сила, подчинившаяся служенію добродѣтели. Поэтому понятно, что легенды о похожденіяхъ рыцарей, воплощавшихъ въ себѣ всѣ эти требованія, были единственною формою, въ которой литературныя произведенія могли воплотиться. Читателямъ не было надобности въ психологическомъ развитіи характеровъ. Общество ещё не дорасло до такого взгляда на литературу. У него были передъ глазами всего два характера: первый изображалъ добродѣтель и воплощался литературно въ благочестивомъ рыцарѣ, вѣрной дамѣ, добромъ волшебникѣ, даже въ привязанномъ къ человѣку животномъ; второй выражалъ порокъ и изображалъ злого сарацина, коварнаго карлика, неистоваго великана или чудовище. Поэтому понятно, что поэтъ тогдашняго времени не могъ заняться въ своёмъ произведеніи ни обработкой цѣлаго, ни развитіемъ отдѣльныхъ характеровъ. Ему оставалось только схватывать единичные факты, подходящіе къ тому или другому душевному настроенію, и обработывать ихъ поэтически безъ всякой связи со слѣдующими за ними событіями своихъ поэмъ. И вотъ въ этомъ-то Вольфрамъ дѣйствительно не имѣетъ соперниковъ между своими товарищами-поэтами. Какое вамъ дѣло до того, что чаша Грааля, наполненная благодатью -- нелѣпость, но посмотрите, какъ умѣлъ поэтъ выразить то благочестіе, съ какихъ относятся къ этой святынѣ ея поклонники. Какое вамъ дѣло, что любовь Сигуны къ своему возлюбленному не мотивирована ничѣмъ? Но за-то посмотрите, какъ поэтически-трогательно она выражаетъ своё горе о разлукѣ съ нимъ? Такимъ образомъ оказывается, что поэмы Вольфрама, не выдерживая критики въ цѣломъ, должны скорѣе назваться сборниками прелестнѣйшихъ лирическихъ порывовъ, которые можно безъ особаго ущерба для всего произведенія читать безъ всякаго порядка, открывъ книгу на первой попавшейся страницѣ. Потому если кто хочетъ познакомиться съ поэтомъ, носящимъ по праву имя перваго изъ миннезингеровъ, тотъ никакъ не долженъ удовольствоваться краткимъ обзоромъ его поэмъ, но долженъ искать, какъ пчела, поэтическій мёдъ въ тѣхъ самыхъ цвѣтахъ, гдѣ его источила фантазія поэта.
  
                       ИЗЪ ПОЭМЫ "ТИТУРЭЛЬ".
  
             Оставивъ подъ гнётомъ любви поля Каталоньи прекрасной,
             Принцесса увидѣть могла, что скрываться бы было напрасно.
             Отъ тётки ей больше не скрыть въ душѣ закипавшую страсть,
             Которой, на горе себѣ, попала Сигуна во власть.
  
             И щёки, и ротъ, и глаза горѣли въ ней яркимъ румянцемъ.
             Такъ роза блеститъ ввечеру подъ яркимъ заката багрянцемъ.
             И скромность природная въ ней ужь больше безсильна была,
             Чтобъ скрыть предъ глазами людей тѣ чувства, что страсть въ ней зажгла.
  
             Тутъ съ ласкою къ ней обратясь. ей такъ королева сказала:
             "Дитя дорогое моё! не мало я въ жизни страдала,
             Но вдвое почувствовать мнѣ приходится горе моё
             Съ-тѣхъ-поръ, какъ увидѣла я, какъ сильно несчастье твоё.
  
             "Илъ мало людей и земель въ твоёмъ безграничномъ владѣньи?
             Иль близкихъ участье тебѣ не можетъ ужь дать утѣшенья?
             О чёмъ же печалишься ты? Гдѣ прежній довольный твой видъ?
             Гдѣ прежній весёлый твой смѣхъ? гдѣ блескъ исхудалыхъ ланитъ?
  
             "Съ-тѣхъ-поръ, какъ печалишься ты, мнѣ радости въ жизни напрасны,
             Владычица трёхъ королевствъ -- себя я считаю несчастной.
             Ужель не дожить никогда до той мнѣ счастливой поры,
             Чтобъ, горе твоё разузнавъ, отёрла я слёзы сестры?"
  
   -- "Ужь если обязана я признаться во всёмъ предъ тобою,
             То будетъ тѣмъ горестнѣй мнѣ твой чувствовать гнѣвъ надъ собою!
             Того, что случилось со мной, поправить не въ силѣ моей!
             Люби же какъ прежде меня -- наше счастье тѣмъ будетъ прочнѣй!
  
             "Господь наградитъ пусть тебя! Нѣжнѣйшія ласки, какія
             Умѣетъ лишь мать расточать ребёнку -- то точно жь такія,
             Лишонная радости, я въ тебѣ, дорогая, нашла
             Въ тоскѣ одинокой моей: одна ты помочь мнѣ хотѣла.
  
             "Должна ты помочь мнѣ равно своей добротой и совѣтомъ.
             Равно ощущаю нужду я въ томъ точно также какъ въ этомъ.
             Спастись отъ прошедшей бѣды не въ силахъ я буду одна:
             Какъ въ крѣпкихъ, желѣзныхъ цѣпяхъ мнѣ помыслы держитъ она.
  
             "Бывало подъ вечеръ съ тоской въ окошко на степь я глядѣла.
             Долина, теряясь вдали, одна предо мною бѣлѣла.
             Онъ рѣдко ко мнѣ приходилъ, и горькой, обильной слезой
             Платить приходилося мнѣ за счастье минуты одной.
  
             "Брожу отъ окошка къ стѣнѣ я взадъ и вперёдъ въ нетерпѣньи,
             Съ востока на западъ брожу, какъ-будто въ меня убѣжденье
             О томъ, что случилось со мной, уже поселилось давно
             И много ли, мало ль часовъ печалюсь я -- всё мнѣ равно!
  
             "На бурныхъ я волнахъ подъ-часъ плыву по пучинѣ глубокой
             И думаю: если бъ ко мнѣ примчалась изъ дали широкой
             Внезапно счастливая вѣсть, печали въ утѣху живой,
             Что горя сердечную боль утѣшитъ мнѣ другъ дорогой.
  
             "Куда улетѣли навѣкъ утѣхи мои золотыя?
             Гдѣ бодрость былая моя? гдѣ радости сердца живыя?
             Одна намъ досталась судьба: онъ нуженъ одинъ мнѣ; но я
             Вѣдь также ему дорога -- что жь онъ избѣгаетъ меня?
  
             "Морозомъ всё вѣетъ вокругъ, когда онъ со мной не бываетъ,
             A если онъ возлѣ меня -- мнѣ пламенемъ сердце сжигаетъ.
             Любить безконсчно его -- утѣха единая мнѣ!
             И силу лишь въ нёмъ нахожу я, какъ саламандра въ огнѣ."
                                                                         А. Соколовскій.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Рейтинг@Mail.ru